Accessibility links

Русский националистический проект, пробившийся озимыми всходами на
Манежной площади, теперь ясно зацвел и на Чистых прудах. Идеологическая платформа русского проекта стара, как мир - справедливость для всех своих и "свое место" для условных чужих. Впрочем, с декабря по апрель алкания национального организма несколько сместились: если в декабре справедливости не хватало в соблюдении правосудия, которое должно было призвать к ответу зарвавшихся кавказцев, убивших русского парня, то в апреле справедливость позарез понадобилась при распределении бюджетных денег между Северным Кавказом и остальными регионами России.

Особое недовольство русских националистов вызывают завышенные, на их
взгляд, расходы на Кавказ. Это недовольство не ограничивается узким кругом национально озабоченных граждан. Оно затрагивает, пожалуй, каждого гражданина России, которого не может не волновать вопрос "а куда это девались наши деньги?" Понятно, что официальные данные, отражающие расходы государства, мало что скажут о том, как реально расходятся деньги. Но достаточно окинуть взором окрестности любого государственного учреждения, чтобы «вживую» лицезреть одну, и далеко не самую главную, чиновничью страсть, поглотившую не одну сотню миллионов бюджетных средств.

Известно, что деньги перекидываются сначала в карманные банки государевых людей, а затем, после всех этапов распила и отката, обращаются в недвижимость в Лондоне и яхты на Лазурном берегу, выкатываются кавалькадами элитных автомобилей чиновников всех мастей. Но если яхты и особняки редко попадаются на глаза обывателю, то бесстыдно роскошные авто у всех на виду ежедневно. Для российского чиновника, в отличие от советского, стыдливость и тихушничество при хищении государственных средств не обязательно. Система дала ему право выставлять ворованное напоказ, чтобы демонстрировать «фарт» и мастерство. Но в итоге, коррупционный праздник жизни оборачивается ростом нетерпимости и ксенофобии – обделенным справедливостью людям психологически гораздо легче направить свой гнев на иноплеменника, чужака, нежели на хотя и противную, но все же привычную абстракцию под названием «власть». Хотя последней тоже достается, но ее чаще порицают, чем по-настоящему ненавидят.

Еще одним адресатом недовольства по факту являются признанные и окормляемые Россией Абхазия и ЮО. Абхазии в этом процессе проедания бюджетных денег выпала роль мелкого и мутного омута, полузаграничного заповедника, в котором уютно раскинулись на пикнике местные коррупционеры советской закалки. Им для того, чтобы жировать, меланхолично употребляя российские деньги, даже идеологической базы не потребовалось. Коррупционная деятельность абхазского чиновничества выросла из банальных хватательно-глотательных рефлексов, обеспеченных скудной идеологемой, которая даже не пытается себя внятно аргументировать: "наши оппоненты – враги народа".

Надежды народа на то, что ответственные чиновники из страны дающей разберутся с чиновниками страны берущей, развеялись еще в начале года. Вместо нагоняя за разбазаривание средств, абхазский коррупционер оказался обласкан и выведен из под удара Старшим Братом, и оставлен пастись на сытных пажитях. Именно с этого момента разочарование стало постепенно вытеснять чувство благодарности России за предоставляемую помощь: народ ощутил, что вместо справедливости получил нескончаемую карусель элитных авто вокруг государственных учреждений.

Пока неизвестно, какие плоды породит националистическое буйноцветье.
Еще менее понятно, куда заведет абхазов возникшее недоверие к братской помощи из России. Но можно смело утверждать, что не идеология, а банальный вопрос "куда делись деньги?", отныне и впредь будет омрачать весь комплекс российско-кавказских отношений. Так будет до тех пор, пока нами правит организованная группировка чиновников, обгладывающих бюджетное дерево. И ртом (а за отсутствием второго и третьего рта), и другими частями тела, которые для вкушания яств не предназначены.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG