Accessibility links

ТБИЛИСИ -- Одна из главных проблем, с которой сталкиваются приемные родители, это – сказать, или нет своему ребенку правду о его рождении. Специалисты утверждают, что честно признавшись во всем, вы спасете своего чада от серьезного психологического стресса, который ему обязательно рано или поздно придется пережить.

Правдивую историю своего рождения Мариам узнала в возрасте 15 лет. Узнала случайно, от продавщицы магазина по соседству. Говорит, что сначала ушам своим не могла поверить. Оказалось, что она не родная дочь своих родителей. Ее настоящая мама оставила ее сразу после родов. До года она жила в дет доме . И даже имя у нее было другое, Нино. Мир перевернулся вверх дном. Мариам не понимала, как совместить воображаемое прошлое с реальным? И как с этим дальше жить?

«Первый разговор с мамой был ужасен. Я была жестока, кричала на нее. До сих пор помню: я стояла у нее над головой, а она сидела и плакала. Я не могла простить ей вранья, в котором я прожила столько времени. Я себя чувствовала несчастной и оскорбленной. И во всем этом был повинен ближайший мне человек, моя мама», вспоминает Мариам.

К счастью, материнская ласка и здравый разум взяли верх и сегодня, спустя два года, после серий тяжелых объяснений, в семье Лебанидзе вновь воцарились согласие и покой.

Пройти заново сложный процесс самоидентификации, да еще в переходном возрасте – задача не из простых – объясняет психолог Майя Цкитишвили. В этот период подросток проходит сложные психо-физиологические изменения. Обычно становится мнительным и раздражительным.

«Такие истории дети чаще всего узнают от своих недоброжелателей. Выходит, что правда становится орудием в руках неприятеля, который, порой, весьма удачно ее пользуется. Попав в такую передрягу, дети чувствуют себя совершенно незащищенными. Ложь и это состояние уязвленности, вот что не прощают дети своим приемным родителям», говорит Майя Цкитишвили.

Тамара Цихисели перед тем, как рассказать ребенку историю его усыновления прошла консультации у психолога. Оказалось, что самый подходящий возраст для подобных объяснений – от 4 до 5 лет. Решение не скрывать правды Тамара приняла после одного случая, о котором узнала совершенно случайно. У маленькой девочки умерла мать. Во время похорон соседка ей сказала: мол, чего ты так плачешь и убиваешься, ведь она была не настоящей твоей матерью. Узнав это, ребенок убежал из дому. Его еле разыскали спустя неделю.

«Я слышала много таких историй и я себе сказала: с моим мальчиком такое не должно случится. Мы с мужем решили самим сказать правду. Сначала рассказывали сказки об усыновленных детях, потом сказали, что такие дети есть и в реальности, а затем признались, что и он усыновлен. Конечно, он по-своему переживал, стал задумчив, но потом все прошло, он принял правду. Сейчас мы уже застрахованы от «доброжелателей», вспоминает она.

Подобных «доброжелателей» порождает само общество, в котором весьма амбивалентное отношение к усыновлению детей. С одной стороны, такой поступок приветствуется, но с другой, становится темой постоянных перешептываний и сплетен. Утаивание всегда удесятеряет интерес и любопытство. Так что скрывать правды от ребенка нет смысла. Во первых, он об этом обязательно узнает. Узнает не в подходящих дефинициях и обстоятельствах. И главное: скрывают зазорное поведение. А усыновление ребенка поступок не постыдный, а наоборот, образцовый.
XS
SM
MD
LG