Accessibility links

Новые импульсы для абхазской государственности?


12 августа 2009 года Сергей Багапш (слева) и Владимир Путин возложили венок к Мемориалу павших во время грузино-абхазского конфликта 1992-1993 гг.

12 августа 2009 года Сергей Багапш (слева) и Владимир Путин возложили венок к Мемориалу павших во время грузино-абхазского конфликта 1992-1993 гг.

ВЗГЛЯД ИЗ МОСКВЫ -- Абхазия начала подготовку к главному событию не только 2009 года, но и пятилетия - президентским выборам. И хотя, выборы-2009, и являются четвертой президентской кампанией в Абхазии, существенно отличаются от трех предыдущих. Это - первые выборы главы частично признанной республики, а не просто де-факто образования, которым была Абхазия до августа прошлого года.

Сегодня можно спорить о том, насколько оправдано признание абхазской независимости Москвой, и как далеко зайдет процесс международной легитимации «послеавгустовских реалий». Однако сегодня уже ясно: Россия принципиально изменила свой статус и свою роль вокруг Абхазии и внутри нее. С одной стороны, Абхазия получила возможность для развития своей государственности вне Грузии. То есть той цели, которая рассматривалась абхазским национальным движением, как приоритетная еще в советские времена. С другой стороны, односторонняя зависимость от России увеличилась. Теперь с Сухуми имеет дело не посредник, не миротворец, и даже не заинтересованное лицо, а гарант самоопределения от Грузии и главный «наполнитель бюджета». Заметим также, некогда считавшийся «нарушителем устоев» и едва ли не «революционером» Сергей Багапш рассматривается Кремлем, как «свой человек» в Сухуми. И его зависимость от Кремля намного более сильная, чем у первого абхазского президента Владислава Ардзинбы. Для Москвы в данном случае важен не конкретный человек, а принцип- работа с действующей властью. Сегодня эта власть - Багапш. Добавим к этому, что Москва не слишком благоволит политической конкуренции, плюрализму несанкционированным внешним контактам. В этой связи перед абхазской элитой стоит непростая задача- продвижение своей «самости» и одновременное сохранение лояльности России.

И президентские выборы в решении этой задачи играют, пожалуй, решающую роль. Если они пройдут цивилизованно (без крайностей «суверенной демократии», фальсификаций, и в условиях нормальной конкуренции власти и оппозиции), абхазская государственность получит новые импульсы, нравится это кому-то, или нет. В ином случае неизбежно вмешательство России, поскольку любой другой сценарий чреват дестабилизацией.

В этой связи чрезвычайно важным является вопрос о том, какие уроки извлекла Москва из выборов пятилетней давности, когда, напомним, односторонняя поддержка преемника харизматического Владислава Ардзинбы (правда, не обладающего его харизмой), привела к кризису вроде ба на пустом месте. Поскольку все кандидаты на пост президента были едины в своих симпатиях к России, а их расхождения касались качества абхазской государственности и цены независимости. Спустя пять лет главная интрига избирательной кампании будет все той же. И даже главные персонажи те же - Сергей Бапаш и Рауль Хаджимба. Они только поменялись местами. В 2009 году несостоявшийся преемник, бывший премьер и бывший вице-президент будет пытаться взять реванш.

Только цена вопроса выросла, в первую очередь, из-за начала процесса международного признания. Таким образом, в Москве следует понимать, на первый взгляд, простую истину: чем дальше Абхазия будет отстоять от Тбилиси, тем больше вопросов, критических замечаний будет обращено в сторону нынешнего гаранта абхазского самоопределения- России. И выборы здесь станут (если станут) одним из важнейших пунктов. Готова ли Москва к тому, чтобы не рассматривать Абхазию просто как 84-й субъект РФ? Сегодня на этот вопрос нет однозначного ответа, т.к. публичная политика в России практически отсутствует. В августе нынешнего года Владимир Путин нарушил многолетние неписанные традиции Кремля на постсоветском пространстве. Он встретился с абхазской оппозицией. Возможно - это знак новых веяний, говорящий о повышении качества российской политики в «ближнем зарубежье». Время покажет, насколько Москва действительно готова уважать «суверенитет Абхазии» и права «союзника», о чем тот же Путин не раз говорил. Главное- понимание того, что после 2008 года и признания Абхазии Москва не решила одним махом все острые проблемы в этой республике. Она приобрела качественно иные и не менее сложные проблемы.
XS
SM
MD
LG