Accessibility links

ПРАГА -- Скандальные обвинения в поддержке северокавказского вооруженного подполья, адресованные диретором ФСБ России Александром Бортниковым властям Грузии, возможно, будут оформлены на уровне международных претензий России к своему южному соседу.

Как заявил в интервью газете «Коммерсант» один из лидеров чеченских сепаратистов Ахмед Закаев, российские спецслужбы готовятся передать в ООН документ, доказывающий связь грузинских спецслужб с Аль-Кайдой. По словам Закаева, к документу прилагаются данные о том, что грузинские спецслужбы сотрудничали с лидером вооруженного исламистского подполья Докой Умаровым и другими представителями так называемого «Имарата Кавказ». Обвинения из Москвы лишены фактологической основы, хотя некие смутные упоминания об информации, полученной от задержанных боевиков в них имеются. В целом же претензии базируются на утверждении, - не новом, кстати - что грузинские власти готовят переброску из Панкисского ущелья на Северный Кавказ «вооруженные группы террористов». Однако, в отсутствие конкретных деталей и доказательств разговор об обоснованности российских претензий не имеет шансов стать предметным и строится до сих пор либо на мифах, либо на общих предположениях.

Взгляд из Грузии не допускает никакой связи между грузинскими спецслужбами и исламистским подпольем Северного Кавказа. Грузинские чиновники из различных ведомств уже опровергли прозвучавшие обвинения, назвав их элементом информационной войны.

Секретарь Совета безопасности Грузии Эка Ткешелашвили в интервью грузинской службе Радио Свобода предположила, что Кремль начал эту атаку с прицелом на использование Панкисского ущелья в качестве своего рода «калитки» для будущего политического или силового давления на Грузию: «В отношении Панкисского ущелья – сказала Ткешелашвили – действия наших войск и европейские союзники служат гарантией, что Россия не сможет перебросить туда террористические группы. С другой стороны, судя по тому, как Россия игнорирует международные соглашения и пересекает «красные линии», она может обвинить нас в ответственнности за теракты, которые происходят на ее территории. Тем более, что поправки к российскому законодательству позволяют вооруженным силам, действовать на территории иностранного государства.»

Правда, высказав столь серьезное опасение, Эка Ткешелашвили тут же его мимоходом и дезавуировала. Она указала, что пока исключает возможность подобного развития событий, поскольку внимание к ситуации со стороны западных стран ограничивает Россию в использовании силы.

То, что власти опровергают утверждения российских официальных лиц, понятно, но и независимые эксперты не понимают, исходя из какой стратегической концепции и правовых оснований, грузинское руководство могло бы в принципе поддержать боевые действия инсургентов на Северном Кавказе. Эксперт по проблемам безопасности Ираклий Сесиашвили считает ошибкой, что Грузия не имела, да и не имеет стратегии на Северном Кавказе. «Может ли Грузия поддерживать группы на Северном Кавказе, которые стремятся к независимости?» - спрашивает эксперт и сам же отвечает, что это было бы ошибочной политикой, поскольку «мы сами против признания независимости Абхазии и Южной Осетии. Для нас главное – международное право, а согласно ему и Дагестан, и Чечня и другие северокпвказские республики – часть России.»

Можно предположить, что и эксперты знают не все, поскольку часто деятельность спецслужб выходит далеко за рамки правовых подходов, которые формируются законами государства.

Скандал был разогрет заявлениями лидера так называемой Конфедерации народов Кавказа Заалом Касрелишвили, который на прошлой неделе от лица возглавляемой им организации объявил о признании независимости Чечни и Ингушетии, а также распространил в высшей степени сомнительную информацию о том, что аналогичное признание готовят некоторые европейские государства. Отчетливый привкус самодеятельности распознать в такой «громкой» новости не составляет труда даже для не слишком сведущего человека. Собственно, сам Заал Касрелишвили в интервью нашей программе и не пытался настаивать на высоком статусе своих политических демаршей.

Кроме того, он пояснил, что никак не связан с грузинскими властями, напротив, отношения с ними, если допустить, что таковые отношения вообще наличествуют, у его организации скорее неприязненные.

Однако даже если считать, что заявления подобного рода – чистое любительство, они все же, надо признать, отражают, хотя и в предельно радикальной форме, некий общий тренд, который уже давно сложился в Грузии на официальном уровне. Нынешнее грузинское руководство убеждено в том, что является единственным в кавказском регионе источником демократических ценностей и представлений. Свою миссию грузинская власть видит в ретрансляции демократии за пределы границ грузинского государства.

Не обсуждая, насколько адекватно оценивает и свою роль, и собственные возможности грузинская власть, скажу лишь, что северокавказские народы она рассматривает как потенциального союзника. Инициировать демократические процессы в северокавказском регионе оначает ослабить позиции авторитарного российского режима, враждебного прозападной ориентации Грузии. В идеале здесь речь идет исключительно о политических методах, исключающих поддержку каких бы то ни было вооруженных групп или сепаратистких движений. Однако, этот тренд, опустившись на любительский уровень, вполне может трансформироваться в экзотические инициативы глубоко периферийных общественных организаций.

И последнее. В июле-июне сего года молодые чеченцы из Европы действительно предприняли попытку собраться в Панкисском ущелье, чтобы перейти границу с Россией. Грузинские пограничники не впустили их в Грузию из Азербайджана и они вынуждены были искать другие пути прохода. Сколько человек намерено было перейти в Дагестан, до сих пор неизвестно, но у границы двое были убиты в перестрелке с сотрудниками азербайджанских спецслужб, трое задержаны, - один из них с тяжелым ранением – двое скрылись. Информация об этом случае не попала в прессу, а разошлась в эмигрантских чеченских кругах. Одного из задержанных я знал лично. Эта история может считаться косвенным доказательством нежелания грузинских властей, иметь дело со сторонниками северокавказского вооруженного подполья.
XS
SM
MD
LG