Accessibility links

“Псевдомирные инициативы” в зонах конфликта


После августовской войны 2008 года Сухуми и Цхинвали требуют от Грузии подписания договора о неприменении силы

После августовской войны 2008 года Сухуми и Цхинвали требуют от Грузии подписания договора о неприменении силы

ПРАГА---Южноосетинские и абхазские политики давно обвиняют Тбилиси в нежелании подписать договор о неприменении силы. В комментариях по этому поводу грузинскую сторону выставляют как потенциального агрессора.

В качестве главного аргумента приводят вооружённый конфликт августа прошлого года. После него в Сухуми и Цхинвали стали говорить о том, что договор о непременении силы должен быть подкреплён международными гарантиями.

"Особых условий наша сторона не ставит. Мы готовы подписать это соглашение в любое время, но нужны гарантии соблюдения вот этого договора. Гарантии должны быть международными, чтобы грузинская сторона, помня вторжение в августе прошлого года, когда были буквально попраны все договоренности, которые до этого мы соблюдали в рамках смешанной контрольной комиссии," говорит заместитель министра иностранных дел де-факто Южной Осетии Алан Плиев.

Южноосетинские власти считают, что Грузия продумывает новые силовые операции против абхазов и осетин.

"Вызывает большое сомнение, что при нынешнем режиме грузинская сторона подпишет какое-нибудь соглашение о неприменении силы, потому что мы видим как раз совершенно противоположное. Грузинская сторона неприкрыто готовит почву для того, чтобы спровоцировать дальнейший конфликт. Это видно из того, какими темпами и какого характера в Грузии идут вооружения," говорит Алан Плиев.

Договор о непременении силы для всех сторон – обычная формальность, псевдомирная инициатива, полагает генеральный директор Центра политической конъюнктуры России Михаил Виноградов.

"В данном случае каждая сторона придерживается идеологически жесткой позиции. Грузия обозначает, что она не видит основания говорить с Сухуми и Цхинвали, поскольку считает их своими частями, а Россия стремится как бы воспользоваться поводом, чтобы Грузия хоть прямо хоть косвенно признала независимость Абхазии и Южной Осетии, при том, что совершенно понятно, что Грузия этого делать не будет. А значит необходимости в таком договоре нет, потому это такой обмен псевдомирными инициативами, при том что ни одна из сторон не испытывает ни желания ни потребности в таком договоре," говорит Михаил Виноградов.

О договоре чаще говорят всё таки в Цхинвали и Сухуми, напоминают эксперты. Это значит, что самопровозглашённым республикам он нужен больше, чем Тбилиси. Почему?

По словам руководителя ассоциации международных отношений Грузии Левана Цуцкиридзе, подписав любой договор с де-факто руководством Южной Осетии или Абхазии, правительство Грузии фактически признает эти регионы независимыми образованиями.

Леван Цуцкиридзе: Создавать механизм для того, чтобы минимизировать риски новой эскалации конфликта очень важно, но вместе с этим конечно правительство Грузии не может пойти на компромисс, который как-то будет ущемлять суверенитет и территориальную целостность Грузии. Я думаю, что если такое случится, то это будет очень сильным ударом и для правительства и для государства. В таком формате, который предлагается, что Грузия, Абхазия и Южная Осетия подписали на равных такую договоренность, это не в интересах Грузии как государства и не в интересах правительства. Нужно искать другие форматы, чтобы как-то минимизировать риски, это очень важно.

Кусов: Но сегодня и Москва тоже отказывается подписывать подобного рода соглашение. Где выход на ваш взгляд?

Цуцкиридзе: Выход очень трудно найти, потому что Москва заинтересована в том, чтобы ситуация была такая накаленная. Россия могла как-то повлиять на процессы и не иметь существенно эффективных механизмов для того, чтобы информация доходила до международного сообщества и так далее. Москва конечно не хочет признавать того, что она тоже сторона в этом конфликте и поэтому не будет это подписывать, но еще у нее есть интерес, чтобы вот такая трудная ситуация сохранялась в Грузии.

Кусов: Если я вас правильно понял, вы очень деликатно сказали о том, что Москве выгодня нынешняя нестабильная обстановка в Грузии.

Цуцкиридзе: Абсолютно, Москве выгодна такая ситуация, потому что она влияет на процессы и в военно-политическом смысле и в Южной Осетии и в Абхазии, думая, что не нужно там присутствие других механизмов безопасности, в том числе и ООН и ОБСЕ. Она не допускает того, чтобы наблюдатели Евросоюза тоже присутствовали в этих регионах, на что у них есть мандат, но что практически не реализуется. Так что Россия пытается как-то негативно но эффективно влиять на процессы в этих регионах.

Россия сегодня не в состоянии сделать в Грузии больше, чем она уже сделала, полагает генеральный директор Центра политической конъюнктуры России Михаил Виноградов.

"Пик попыток России достичь дестабилизации в Грузии пройден. Я думаю, что для Москвы достаточно очевидно, что у России сейчас нет ресурсов ни для замены Михаила Саакашвили, ни для продвижение пророссийской фигуры. Пик был в августе 2008 года, когда были бомбардировки в том числе территории Грузии, чтобы максимально ослабить экономический и военный потенциал. Я не думаю, что сейчас мы живем в преддверии некой очередной новой войны, поскольку воевать формально и не за что- Абхазия и Южная Осетия условно независимы- а наступать на Тбилиси для Москвы было бы, ну если не политическим убийством, то очень спорным шагом, который грозил бы России новой бесмысленной изоляцией, от которой Россия ничего бы не получила," говорит Виноградов.

Несколько раундов женевских переговоров, как заметили эксперты, не приблизили стороны к подписанию договора о непременении силы. Обмен псевдомирными инициативами, говоря словами Михаила Виноградова, продолжается.
XS
SM
MD
LG