Accessibility links

Рауль Хаджимба: "Обе стороны должны желать создания нормальных взаимоотношений"


Январь 2005 года. Сергей Багапш (слева) и Рауль Хаджимба "играли" тогда в одной команде

Январь 2005 года. Сергей Багапш (слева) и Рауль Хаджимба "играли" тогда в одной команде

ПРАГА -- В борьбу за пост президента самопровозглашенной республики Абхазия вступили пять кандидатов. Главным оппонентом баллотирующегося на этот пост действующего президента Сергея Багапша, как и на прошлых выборах, называют Рауля Хаджимба. Бывший вице-президент и одновременно один из лидеров форума Народное Единство, самой оппозиционной политической партии Абхазии, дал интервью корреспонденту "Эхо Кавказа" Дэмису Поландову.

Поландов: На прошлых выборах вы были главным соперником президента Сергея Багапша. С тех пор многое изменилось; Россия, Никарагуа и Венесуэла признали независимость Абхазии, реально улучшилось экономическое положение в республике, и практически все это время вы были во власти, были вице-президентом. Как сегодня так получается, что вы опять главный соперник и главный оппозиционер? Что реально вы можете предъявить действующей власти?

Хаджимба: Находясь во власти, это не значит, выражать единодушие по всем параметрам, которые имеют место. К сожалению, мы не сумели достичь того согласия, которое реально могло быть на пользу нашему народу. Что касается моей оппозиционности, она оставалась такой, какой была и об этом знают и президент и премьер. Я говорил о своих отношениях с оппозиционными силами, я думаю, это нормальный процесс, когда во власти есть представители оппозиции.

Поландов:
Российский премьер Владимир Путин во время своего визита в Абхазию нарушил традицию и встретился с оппозицией. Как вы расценили этот шаг и как, по вашему - будет ли вмешательство и какие-то знаки поддержки России в этих выборах?

Хаджимба: Честно говоря, я не могу сейчас обозначить те цели и задачи, когда премьер России принимал решение и для чего он это делал. Но я думаю, что это нормальный процесс. Во многих других странах руководители других государств встречаются не только с действующей властью, но и с представителями оппозиционных сил. Я думаю, что в России понимают, что Абхазия - новое государственное образование и нужно говорить со всеми сторонами, которые должны создать условия сохранения этого государства. Я думаю, что это процесс нормальный.

Поландов: Одной из острых тем этих выборов стал вопрос паспортизации жителей Гали и голосование по форме номер девять. Этот раунд вы очевидно выиграли - голосование будет только по абхазским паспортам и масштабной выдачи паспортов в Гальском районе, насколько я знаю, не было. Вы считаете, это поможет вам в борьбе? Насколько прозрачными будут эти выборы?

Хаджимба: Здесь вопрос не в том, что кто-то должен прижимать какие-то, предположим, национальные слои, которые проживают в Абхазии. Здесь вопрос как раз-таки о том, что должна быть добровольной работа по получению этих паспортов. Но как только встал вопрос выборной кампании, так началась процедура активной паспортизации гальского населения, которое, в свою очередь, являются гражданами грузинского государства. Ни у грузинской республики, ни у нас принцип двойного гражданства не предусмотрен по отношению друг к другу. А о самой прозрачности выборов, я думаю, что как раз-таки есть реальная ситуация, которая позволит, при наличии единого документа и штампа в паспорте, провести эти выборы без каких-либо потрясений.

Поландов: Вопрос об отношениях с Грузией не теряет остроту, хотя война в текущих условиях маловероятна. Я не знаю, возможно вы думаете по другому. В средней или долгосрочной перспективе какой реальный вариант урегулирования проблем с Грузией вы видите?

Хаджимба: Я думаю, что сегодня, во всяком случае, ситуация, конечно, достаточна понятна и вы сами об этом сказали, что в ближайшем будущем возможность какого-то военного конфликта никто не усматривает. Что касается вопроса взаимоотношения Грузии и Абхазии, реально обе стороны должны желать создания условий недопущения и создания условий нормальных взаимоотношений. Но я думаю, что сегодня как раз-таки грузинская сторона должна сделать все для того, чтобы снять эти проблемы. С нашей стороны - мы находимся на нашей территории, мы готовы говорить со всеми, кто с нами хочет говорить, но в рамках понимания того, что есть государство и с государством надо выстраивать соответствующие отношения в соответствии в международными правовыми нормами.

Поландов: Есть такая большая правозащитная проблема - это грузинсике беженцы из Абхазии. Несет ли, по вашему мнению, Абхазия какую-либо отвественность, хотя бы часть отвественности за их судьбу?

Хаджимба: А как вы думаете, несет ли Грузия ответственность за то, что она сделала во время войны 1992-1993 года? Признала ли она ответственность за нанесенный моральный, физический ущерб; люди погибли - более пяти-шести тысяч человек как с абхазской, так и с грузинской стороны, с грузинской даже больше. Кто же должен нести в первую очередь какую-то ответственность? А что касается этой ответственности, о которой вы говорите, я думаю, она может иметь место только тогда, когда обе стороны поймут, что реально нужно подойти к решению всех этих вопросов, а не предъявлять друг другу какие-либо обвинения.

Поландов: И последний вопрос. Вчера ваш штаб озвучил призыв к открытым дебатам между кандидатами. Очевидно, что вы хотели устроить дебаты с действующим президентом Сергеем Багапшем, вашим главным соперником. Рассчитываете, что он включится в публичную дискуссию?

Хаджимба: Я думаю, ничего страшного не произойдет, если он включится. Поверьте, не стоит у нас так вопрос, чтобы унизить какие-то его человеческие и политические качества. Здесь вопрос о том, насколько будет прозрачна вся эта выборная кампания, в том числе с возможностью представить позиции кандидатов в президенты на широкую публику. Только это меня подвигло к тому, чтобы заявить об этом. Но если он не придет на дебаты, это его право. Я думаю, лишать его возможности выбора, быть или не быть в этих дебатах, просто никому не дано право.
XS
SM
MD
LG