Accessibility links

«Патриотический акт» представлен в парламенте Грузии


Автор законопроекта депутат Гия Тортладзе

Автор законопроекта депутат Гия Тортладзе

ТБИЛИСИ -- «Патриотический акт» был сегодня официально представлен на заседании Бюро Парламента Грузии. Полемика вокруг этого законопроекта возникла задолго до того, как законопроект представили в парламенте. Некоторые члены оппозиции обвинили автора законопроекта, оппозиционного депутата Гии Тортладзе, в лоббировании интересов правительства, а саму инициативу назвали антидемократической.

Документ, который уже называют «близнецом» американского «Патриотического акта», имеет длинное официальное название: «Об антитеррористических мерах, об обеспечении общественной безопасности и конституционных прав граждан».

Гиа Тортладзе считает необходимым принятие антитеррористического закона на фоне постоянных обвинений в связях с террористами, которые раздаются из России в адрес Грузии.

“Это антитеррористический законопроект, который консолидирует все силовые структуры Грузии. Пойдет специальный мониторинг так называемых границ с Цхинвальским регионом и Абхазией. Законопроект включает в себя мониторинг сухопутных, воздушных и морских грузов, а также людей, которые приезжают в нашу страну. Законопроект также учитывает контроль важных административных зданий и объектов, а также больших денежных переводов,” говорит Тортладзе.

Депутат не понимает, почему оппозиция так резко критикует этот законопроект, не ознакомившись с самим документом

По словам Тортладзе, законопроект не предусматривает тотальную прослушку телефонов или контроль электронной почты.

Один из лидеров «Республиканской партии» Тина Хидашели говорит, что после августовской войны с такой инициативой выступал и президент Грузии Михаил Саакашвили. По словам Хидашели, правительству пришлось отказаться от этой идеи из-за резкой критики со стороны международного сообщества, в том числе и со стороны Венецианской комиссии Совета Европы.

“Во-первых, сам акт патриота несет очень негативную коннотацию. Тогда, когда это было принято в Америке, а затем и в некоторых странах Европы, этот акт был использован против многих свобод, которые защищаются в демократических странах. Что касается инициативы Тортладзе, нам не нужен «Патриотический акт» для того, чтобы в Грузии не было российской агентуры, для того, чтобы контролировать оккупированные территории. В конце концов у нас есть целый закон об оккупированных территориях. Если что-то нужно, можно там добавить, а не новый закон принимать,” говорит Хидашели.

Хидашели считает, что принятие этого закона подразумевает внесение в него поправок в будущем, что может плохо сказаться на демократии в Грузии.

Против инициативы Тортладзе выступает и часть парламентской оппозиции. Например, депутат Джонди Багатуриа считает «Патриотический акт» дополнительной мерой по легализации контроля над гражданами.

“Например, в этом акте записано, что спецслужбы могут конторолировать все денежные перечисления, которые будут достигать 10 тысяч лари. Хочу сказать, что около миллиона наших граждан работают за границей и присылают деньги в свои семьи. Вы представляете, какой тоталитарный контроль неселения будет со стороны спецслужб,” считает Джонди Багатуриа.

Вице-спикер парламента от оппозиции, член «Христианско-демократического движения» Леван Вепхвадзе считает неправильным ассоциировать законопроект Гии Тортладзе с «Патриотическим актом» принятым с США, поскольку в грузинском документе нет пунктов о слежке и прослушивании, которые являются основными положениями американского закона.

“У нас проблема в том, что наши спецслужбы политически ангажированы. А легализировать то, что они и так, без судебной санкции делают, не совсем удачная идея,” считает Вепхвадзе.

Эксперт по вопросам безопасности Бесик Аладашвили утверждает, что инициатива грузинского депутата является копией американского “Патриотического акта”.

“Уровень демократии там и у нас очень разный. Первая угроза заключается в том, чтобы «Патриотический акт» не стал наказанием для оппозиции. Во-вторых, там очень хитрый пункт, который дает возможность нашему правительству контролировать финансовые потоки из зарубежья. Урезать потоки финансирования оппозиции – это главная причина принятия этого закона,” считает эксперт.

Аладашвили отмечает, что положение законопроекта, которое расширяет возможности спецслужб, не несет ничего нового, так как все это уже прописано в законодательстве об оперативно-розыскной работе.

А представители правящей партии инициативу Тортладзе не комментируют и объясняют это тем, что пока не ознакомились с законопроектом. Однако первый заместитель главы юридического комитета парламента Лаша Тордиа считает актуальными проблемы, которые затрагивает законопроект.

“Если посмотреть на ситуацию в Грузии, то можно сказать, что этот акт не заслуживает однозначного осуждения. В разных странах есть прецеденты существования подобного законодательства, поэтому не исключено, что и мы тоже примем его,” говорит Лаша Тордиа.
XS
SM
MD
LG