Accessibility links

Кавказ в XX веке: повторение уроков истории. Часть 1


Нажмудин Гоцинский провозглашен муфтием Северного Кавказа. 20 августа 1917 г. Анди, Дагестан. Рисунок с натуры художника Халилбека Мусаева.

Нажмудин Гоцинский провозглашен муфтием Северного Кавказа. 20 августа 1917 г. Анди, Дагестан. Рисунок с натуры художника Халилбека Мусаева.

ПРАГА -- Поколения приходят и уходят, государства остаются. В свою очередь и они строятся и разрушаются, а народ продолжает жить. Жизнь человека измеряется годами, жизнь государства – эпохой. Это не астрономическое понятие. Эпоха может исчисляться веками, но порой Человек и народ сами могут пережить несколько эпох.

Со времен Ноя по наши дни народы Кавказа знали много таких эпох, которые сменялись с той же частотой, с какой посягали на их свободу империи – римляне и византийцы, персы и монголы, османы и русские, которые несли сюда огонь, уверяя, что это – свет. Но «народы Кавказа принадлежат не к полудиким народам, как это говорят невежественные люди, они – потомки старых культурных народов, знавших столетия великого расцвета, – говорил в апреле 1927 года на торжественном заседании деятелей кавказской эмиграции в Праге украинский профессор Славинский – старая культура всегда сказывается, сказалась она и на горских народах, которые, благодаря этому примкнули к сообществу европейских народов».

Трагедия многих кавказских народов заключается в том, что «старая культура», о которой говорил украинский профессор, входила и входит в конфликт с новыми политическими реалиями меняющегося внешнего мира, не всегда и не для всех удобными. И каждый новый конфликт усугублялся этническим и конфессиональным разнообразием Кавказа. В двадцатом столетии, которое многие называли веком национализма – веком пробуждения национального самосознания, Кавказ пережил и все еще переживает множество таких эпох.
Самым знаменательным событием было возникновение в 1918 году демократических республик в Закавказье. Большевистский режим России, просуществовавший ничтожно малый для Истории срок - продолжительностью в одну человеческую жизнь - всполошился. Из тогдашней телеграммы Серго Орджоникидзе в Кремль Ленину и Сталину:

«Положение в самой Грузии таково, что без особого труда мы с ней покончим: восстания в Борчалинском уезде, Абхазии, Аджарии, Душетском уезде будут проведены. Еще раз довожу это до вашего сведения и прошу указаний».

В декабре 1918 года 11-я армия перешла границу Грузии, несмотря на то, что новые цезари заявляли «о мирном направлении политики РСФСР на Кавказе». Однако советизация Грузии, объявленной зачинщицей непослушания тирании, оставалась тут главной целью Совдепии, и в 1921 году первые демократические республики на Кавказе были повержены извне и изнутри. Вот какую оценку событиям тех лет дал в своих воспоминаниях турецкий эмиссар Мустафа Бутбай:

«Между Грузией и большевиками подписан мирный договор... В Баку началось восстание против большевиков, т.к. большевики захватили Баку, не признав местное правительство даже на словах. (...) Большевики начали искать у ингушей золото и серебро и насильно отбирали у них все ценное. То, что азербайджанцев ждет такая участь, было известно. Что касается грузин, то они воплотили в жизнь известное выражение – история состоит из повторений: последний грузинский царь Георгий, не проявив воли, сдал сдал свою нацию и власть русскому полку. Нынешние грузинские деятели – жалкие подражатели своего последнего царя...
То, что Красная Армия занимается мародерством, этот факт дает надежду, и мы будем ждать развития событий.»

Дипломатический паспорт Республики Союз Горцев Кавказа, выданный 16 сентября 1918 г.
В эти же годы по ту сторону Кавказского хребта возникает Республика Союз Горцев Северного Кавказа. 16 сентября 1918 года был выписан дипломатический паспорт за номером 487. Эту республику постигла та же печальная участь. Но Мустафа Бутбай винит в этом не столько большевиков, которые делали то, что они считали нужным для себя, сколько самих кавказцев, которые не сделали того, что они должны были сделать для своего народа:

«Велика вина интеллигентов Кавказа. Не воспользовавшись большими возможностями, предоставленными им событиями, они снова надели на свою шею ярмо и история не простит им этого никогда. Представители Северного Кавказа, конечно же, «занимаются политикой» в парижских ресторанах и с удовольствием тратят взятые в долг 40 миллионов рублей...»

Разочарованный в демократических утопиях фанатик свободы и веры шейх Узун-Хаджи тотчас провозглашает теократическое государство - Северокавказский эмират. От его имени звучит Декларация:

«Мусульмане Северного Кавказа добиваются полного самоопределения... Иго русского царизма сковало мусульманские народы. Теперь он ждет свободы не на словах, а на деле... На основании дарованных свобод после ухода царя русского мусульмане Северного Кавказа добились самоопределения путем республики. Эта цель и эти мечты были разбиты варварским вторжением деникинской банды... От имени народов и его Величества Эмира Северного Кавказа в последний раз образаемся к вам – оставьте мечты об автономии для Северного Кавказа, оставьте мечты возобновления царизма, заключим мир. Вы – на вашей земле, мы – на своей останемся хозяевами.

Председатель Совета Министров, главнокомандующий войсками эмирства князь Дышнинский».
XS
SM
MD
LG