Accessibility links

Идеи Сахарова и история инакомыслия сегодня


Андрей Сахаров на первом съезде народных депутатов СССР, 1989 год

Андрей Сахаров на первом съезде народных депутатов СССР, 1989 год

Владимир Тольц: 14 декабря – 20-летие со дня кончины академика Андрея Дмитриевича Сахарова. В этот день в Музее и общественном центре имени А.Сахарова в Москве откроется Международная экспертная конференция "Идеи Сахарова сегодня". За прошедшие 2 десятилетия существенно изменились страна, в которой жил и творил Андрей Дмитриевич, и мир, которому он адресовал свои размышления.

Если сосредоточиться сейчас лишь на социально-политических построениях Сахарова, следует признать, что судьба их оказалась не однозначной. Одни, вроде рассуждений 1968 года о жизнеспособности социалистического пути, оказались девальвированы; другие, например, представлений о конвергенции, воплотились в жизнь совсем не так, как представлял это Андрей Дмитриевич; третьи остаются актуальными и даже обретают новую жизнь.

Каким в этом непростом контексте представляется смысл и задачи предстоящей конференции? – спрашиваю я у руководителя ее Оргкомитета Директора музея и общественного центра имени Андрея Сахарова Сергея Лукашевского.

Сергей Лукашевский: Есть очень важные принципы, которые отстаивал Андрей Дмитриевич, и которые сейчас, к сожалению, уходят на второй план. И очень важно эти принципы опять выдвинуть вперед. Это, собственно, нравственное измерение в политике. Потому что любые политические действия, любые политические решения, решение всех глобальных политических проблем, будь то экология, разоружение и так далее, в конечном итоге увязывались Андреем Дмитриевичем с вопросами свободы и уважения прав личности. И несмотря на то, что сама по себе риторика прав человека звучит как в тех странах, которые являются так называемыми развитыми демократическими, так и в странах, которые далеки от демократии, этой риторикой очень активно пользуются. Но несмотря на это, мы видим, как права человека, уважение прав личности приносятся в жертву разнообразным интересам, интересам того или иного политического режима или интересам так называемой "реаль политик".

Тольц:
Несмотря на то, что как отметил Сергей, многие идеи Сахарова оказались ныне внедренными в мировую повседневность, общественный интерес к ним, к правозащитному движению в мире, к судьбе и личности Андрея Дмитриевича, его творческому наследию (а чего стоит, казалось бы, одно только сравнительно недавнее издание его Дневников), интерес к истории советского инакомыслия и диссидентства 1960-1980-х годов, - истории, которая неразрывно связана с идеями и деятельностью Сахарова, как это не печально, снизился. У меня складывается впечатление, что славную и драматическую историю правозащитного движения в современной России знают и помнят довольно слабо. Может быть, этот уровень знания, а скорее, незнания определяется тем, что общество уже не осознает актуальность такого рода исторической информации? почему же тогда идеи Сахарова, страницы прошлого, на которых зафиксирован опыт современного ему советского инакомыслия и правозащиты, столь мало востребованы сегодня?- этот вопрос остается.
XS
SM
MD
LG