Accessibility links

Суицид против милицейского произвола?


Жертв могло быть больше, если бы смертнику, сидевшему за рулем «Нивы», не заградил путь милицейский автомобиль, водитель которого скончался вместе с нападавшим

Жертв могло быть больше, если бы смертнику, сидевшему за рулем «Нивы», не заградил путь милицейский автомобиль, водитель которого скончался вместе с нападавшим

ПРАГА -- Очередное нападение на дагестанских милиционеров, совершенное в Махачкале утром 6 января – первая тщательно спланированная и проведенная в Дагестане суицидальная атака, унесшая жизни шести сотрудников дорожной службы. Еще пятнадцать остаются в тяжелом состоянии. Среди них и мирные граждане.

По версии правоохранительных органов Дагестана начиненный взрывчаткой автомобиль «Нива» въехал на территорию базы ГИБДД в момент утреннего развода личного состава. Жертв могло быть больше, если бы смертнику, сидевшему за рулем «Нивы», не заградил путь милицейский автомобиль, водитель которого скончался вместе с нападавшим.

Президент Дагестана Муху Алиев в тот же день навестил госпитализированных милиционеров, сообщила нам сотрудница министерства здравоохранения Дагестана Татьяна Абдуллаева.

По данным МВД Дагестана, с начала прошлого года в республике было совершено более 200 покушений на сотрудников милиции погибло более 50 милиционеров, около 120 ранены. В то же время убито больше 120 человек, которых власти называют участниками незаконных вооруженных формирований. Также правозащитниками установлено, что среди убитых были и невиновные люди. Общественные деятели, представители оппозиции, независимые журналисты и эксперты уверены в том, что факты внесудебных расправ побуждают родственников погибших к ответным мерам. Кто-то обращается в международные судебные инстанции, другие берутся за оружие. Словом, ни для кого уже не секрет, что милиционерам на Северном Кавказе объявлена настоящая война.

Вспоминается такое явление, как «отстрел городовых», наблюдавшийся в первые дни февральской революции в России. По свидетельству очевидцев тогда из 7000 петроградских городовых почти половина была убита. Временное правительство, эсеры объявили настоящую охоту на полицейских, которых они обвиняли и в коррумпированности, и в насилии. Показательна ли такая параллель? На этот вопрос отвечает политолог Сергей Маркедонов:

«Любые параллели всегда хромают. Эта параллель не работает, потому что никакой революции не произошло. А сама терминология "отстрел городовых", само это словосочетание имеет право на существование. Я бы даже расширил эту проблему – вопрос не только в "городовых", под удар попадают и чиновники. Мне кажется это – проседание государства, как такового, когда функцию справедливости, которую должны выполнять судебные органы, берут на себя другие люди».

Милицейская реформа, о необходимости которой говорил недавно президент России Дмитрий Медведев, может ли она исправить ситуацию к лучшему, если предположить, что власти успешно проведут ее? Политолог Сергей Маркедонов уверен, что сможет:

«Если мы представим себе, что милицейская реформа действительно прошла успешно, и мздоимцев в погонах стало меньше, круг тех, кого мы называем исламистами, станет меньше. Останется какая-то пассионарная группа, но это не будет массовым явлением, которое мы сейчас наблюдаем на Северном Кавказе. Потому что в радикализм вовлекаются люди, которые при других прочих правилах могли бы найти себя на поприще политики, если бы она была конкурентной и публичной».

Но проблема в том, что объявившие войну «городовым» выступают не за идеальную милицию, а за шариат. И если еще вчера сторонники независимости Ичкерии призывали российское руководство к мирным переговорам, то после убийства президента Аслана Масхадова один за другим сменявшие его лидеры провозглашенного имарата Кавказ уже сами открыто заявляли, что никаких переговоров с Кремлем быть не может. Их программа минимум – строительство халифата от Черного до Каспийского морей, программа максимум – установление шариата едва ли не на всей территории России и далее везде.

Многие политологи склонны считать, что это – вынужденная стратегия, продиктованная безысходностью. Но все ли мосты сожжены? Не могло бы стать первым шагом к диалогу, например, учреждение шариатских судов на Северном Кавказе для тех, кто желает разбирать в них гражданские дела? Ведь существовали они и в царское время, и даже в первые годы Советской власти! Кстати, этим вопросом задавался даже прокремлевский президент Рамзан Кадыров. Но Кремль по-прежнему признает только один язык – язык силы и огня. Эту позицию еще раз повторил президент России Дмитрий Медведев во время своей встречи 8 января в Горках с руководителем ФСБ Александром Бортниковым, на которой в частности обсуждалась атака смертника в Махачкале и в общем - положение на Северном Кавказе: «Наша политика остаётся прежней. Их нужно просто уничтожать, делать это жёстко и делать это систематически, то есть регулярно».Не трудно догадаться, что с подобными заявлениями не промедлит и противоположная сторона.

Итак Президент требует периодически докладывать обстановку. Руководитель ФСБ отвечает: «Есть, Дмитрий Анатольевич. Система выстроена…» Военный эксперт Андрей Солдатов, полагает, что ФСБ должна отчитываться не только перед Кремлем, но и перед обществом. Только похоже, что в победные реляции не верит и сам российский президент, заявивший Александру Бортникову на встрече в Горках: «Не нужно говорить о каких-то цифрах, которых, может быть, и нет на самом деле».
XS
SM
MD
LG