Accessibility links

ПРАГА -- На грузинском горном курорте Гудаури в среду произошел несчастный случай. Под снежную лавину попала группа туристов из 7 человек. Туристы как известно народ не слишком организованный и законопослушный, поэтому и неприятности они навлекли на себя сами – отправились кататься в запретную зону.

Эта незамысловатая история не имела трагического продолжения. Шестеро искателей приключений выбрались из-под снега самостоятельно и только седьмого лыжника пришлось откапывать спасателям, незамедлительно явившимся на место происшествия. Всех благополучно переправили в больницу. Будем в этот рождественский вечер надеяться, что ни одна отчаянная голова не пострадала.

Эта короткая, в несколько строчек вчерашняя новость едва ли тянет на полноценный журналистский сюжет – ни замерзаюших в горах людей, ни самоотверженных спасателей, рискующих жизнью. Просто припорошило снегом легкомысленных туристов, которые и испугаться, похоже, не успели, а в результате все живы-здоровы.

И для рождественского комедийного скетча деталей маловато. Тем не менее, в этой новости есть завораживающий, кажущийся нереальным антураж, который дает истории невероятный контекст – и политический, и человеческий.

Фокус в том, что самоспасшиеся туристы плюс один спасенный приехали на грузинский курорт Гудаури из России, поскольку являются гражданами этой великой страны.

Взгляд из самой России может посчитать эту картинку диковатой. Пришла охота покататься на лыжах? В самой России горные курорты – товар отнюдь не дефицитный. Если же хочется чего-то более пафосного – можно отправиться в Швейцарию, Австрию, на худой конец в Чехию. Но не в Грузию же, война с которой и была совсем недавно, и непонятно, завершилась или нет. Воображение нарисует сцену: проходящий трассу русоволосый русский лыжник вдруг спотыкается, падает, его тело стремительно скользит вниз по склону. Следуюший кадр: хмурый грузин в масхалате, смотрит на темнеющую у подножия точку, потом вздергивает снайперскую винтовку на плечо и ловко срывается на горных лыжах вниз по склону с другой стороны горы.

Но нет, это все-таки перебор. Даже при нынешнем уровне враждебности едва ли российский обыватель зайдет в своих опасениях так далеко. Но и представить себе свободно раскатывающих в горах Грузии соотечественников ему будет сложно. Однако для грузинских курортов это настолько же привычная картина, как и снег на горных вершинах. Ни в Бакуриани, ни в Гудаури нет привычки как-то различать туристов из Росии, Украины, Армении, западных стран. Все они – желанные гости.

И поэтому легко предположить, что двигало российскими визитерами. Они приехали для того, чтобы почувствовать вновь удивительный вкус грузинского гостеприимства – артистичного, шумного и интеллигентного одновременно. Я бы и закончил на такой рождественской ноте, но есть еще одна деталь в этой картине, которая вызывает у меня смутную тревогу.

Ей не хватает российской симметрии. Если русские скучают по грузинам, то, наверно, и грузины должны тянуться к русскому беспокойству, бескрайности, всечеловечности, по слову Федора Достоевского, страсти к последним вопросам и крайним решениям. Но туристов из Грузии на курортах Домбая, Эльбруса или Сочи нет и быть не может. И вовсе не потому, что простые люди против этого. Вражды на этом уровне в России, также, как и в Грузии, не существует. О грузинских туристах позаботилась российская власть. Она создала непреодолимые барьеры для грузин на въезде в страну и расставила множество капканов внутри.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG