Accessibility links

Сельский пейзаж с послевоенными картинами


Бедийский храм

Бедийский храм

СУХУМИ -- Едем по залитому солнцем шоссе в сторону Ткварчели, обозревая по сторонам типичный сельский пейзаж, дополненный послевоенными картинами.

Жилые дома или остатки домов, сады или остатки садов. Идеальное состояние дороги сильно контрастирует с разрухой самого неблагополучного региона Абхазии.

Вот виднеется Бедийский храм, древний памятник христианской культуры. Чтобы добраться до него, надо иметь или хороший внедорожник или хотя бы праздничное настроение, иначе не преодолеть дискомфорт бездорожья.

Хорошая дорога заканчивается в Ткварчели. Этот город имел статус индустриальной столицы Абхазии. Сегодня этот статус напоминает о счастливом прошлом. Ведь большинство предприятий не работает.

Ткварчели- административный центр единственного райлна Абхазии, созданного после грузино-абхазской войны в 1992-1993 годах. Регион объединил шахтерский город и около десятка деревень. Почти все они до войны входили в состав Гальского района, существенно урезанного после завершения войны.

Село Бедия- одно из таких мест. Интересно оно не только знаменитым храмом, но и тем, что это одно из немногих сел, где живут и абхазы и грузины. Вокруг роскошный пейзаж абхазских предгорий. В центре деревни поле для футбола и прочих массовых мероприятий. Сбоку виден остов грузовика. Это пожалуй главный памятник в деревне минувшей войне. На этой машине бойцы абхазского сопротивления направились в октябре 1992 года в сторону центрального шоссе, чтобы перекрыть трассу и не допустить передвижение грузинских войск. Это закончилось неудачей; в сгоревшей машине погибло более 10 сельчан.

Линия фронта проходила прямо по центру села. Верхняя часть Бедия контролировалась абхазской стороной, а нижняя-грузинской. Население было скорее более лояльно к абхазам; кто не готов был взять оружие в руки, уехали.

Это пожалуй одно из самых больший сел в Абхазии. На самом деле этих сел с названием Бедия три. Первое, в котором преобладает этническо абхазское население. Агубедия- там живут смешанные семьи. И Вторая Бедия, где живут мегрелы.

Самоидентификация по этническому вопросу- похоже личное дело каждого, причем не только в Бедия, но и в других окрестных селах. Местное многоязычие поражает; люди одновременно говорят на трех языках- абхазском, мегрельском и русском.

Язык, на котором говорит тот или иной местный житель, совсем не показатель его этнической принадлежности. Изоляция является проблемой номер один для местного населения. Село отрезано от мира плохими дорогами и жители изолированы от многих процессов. И все же люди чувствуют, что живут в Абхазии.

Мадлена Джинджолия, педагог местной школы, говорит, что абхазский язык стал более популярен. До войны его в селе меньше испольдовали.

“Наши дети вне зависимости от национальности родителей говорят, что они абхазы. Это модно. Мы привыкли жить вместе и не думаем кто мой сосед- абхаз или мегрелец, говорит еще один местный житель,” говорит Джинджолия.

Заури Каландия из соседнего села Чхвартали, где большинство населения-этнические грузины, говорит, что “грузины и абхазы должны жить мирно.”

“Нам нечего делить и нам надо восстановить дружбу между братскими народами,” говорит Каландия.

Чхвартали-большое село, население которого сообщается лишь с Гальским районом по причине плохих дорог.
XS
SM
MD
LG