Accessibility links

Ираклий Аласания: У нас есть большой стимул выиграть выборы


Ираклий Аласания

Ираклий Аласания

ПРАГА -- Гость недели – один из лидеров оппозиционного политического объединения «Альянс для Грузии» Ираклий Аласания. Аласания собирается участвовать в выборах на пост мэра Тбилиси и представить свои предложения для грузинских избирателей по самым болезненным вопросам. С Ираклием Аласания беседует главный редактор «Эха Кавказа» Андрей Бабицкий.

Андрей Бабицкий: Ираклий, вы сегодня являетесь главной мишенью для власти. Кампания по вашей дискредитации набирает обороты, и другие оппозиционеры не пользуются такой популярностью. Почему?

Ираклий Аласания: Я думаю, что правительство и “Национальное движение” знают, что в нашем лице они имеют очень сильного соперника. Все, что они делают, это, наоборот, дает нам большой стимул продолжать наше движение, нашу борьбу за справедливые выборы и выиграть эти выборы. Так что с февраля мы уже начинаем более масштабную политическую кампанию, и я думаю, что даже в нынешней ситуации, когда правительство контролирует медиа, национальное вещание, даже в этом контексте мы сможем выиграть эти выборы. Так что мы готовимся. И я надеюсь, что впервые после 20-летнего периода, когда Грузия завоевала независимость, мы сможем путем выборов изменить на нынешнем этапе местную власть, а потом уже на парламентских и президентских выборах удача будет с нами.

Бабицкий: В дополнение к своему вопросу, я только что посмотрел ролик «Реал ТV». В общем, все это выглядит не очень прилично. Скажите, вы, наверно, знаете настроения грузинского общества. Вам такие ролики, как вы считаете, прибавляют сторонников? Или наоборот, отпугивают от вас людей?

Аласания: Нет, я думаю, в Грузии все понимают, как создали это телевидение, оно прямо контролируется Министерством внутренних дел. И я думаю, это прибавляет интерес к кандидатуре.

Бабицкий: Предстоящие выборы мэра будут в мае, и один из кандидатов от власти Угулава уже сейчас ведет активную предвыборную кампанию: появляется на телевидении, выступает с различными общественными инициативами, и вообще есть ощущение, что при нынешнем контроле властей над рычагами влияния на общество у него нет шансов проиграть.

Аласания: Мы такой пиарский режим видим уже шесть лет в Грузии. И на предыдущих выборах, в Тбилиси по крайней мере, оппозиция всегда выигрывала. Я думаю, правительство рано начало свою кампанию, они не смогут выдержать такого режима кампании до мая, это мое мнение.

Бабицкий: Вы свои шансы, таким образом, как я понимаю, оцениваете как реальные на этих выборах?

Аласания: Безусловно.

Бабицкий: А разговоры о том, что Угулава может стать преемником Саакашвили после того, как Саакашвили уйдет со своего поста, и пост мэра для Угулава - промежуточный? Вы считаете их основательными? Почему я спросил об этом. Дело в том, что вообще разговоры о преемнике кажутся странными среди политиков, которые утверждают, что они привержены демократии. Мы все знаем, где был преемник. Значит ли это, что власти Михаила Саакашвили удалось подмять под себя все общественные институты, суды, медиа, парламент, и он может рассчитывать на то, что безболезненно сможет выдвинуть преемника?

Аласания: Да, они думают так, но это безболезненно не пройдет. Я согласен, что логика, которую мы видим в стратегии президента Саакашвили, в том, что он не уйдет от власти. Они стараются выиграть и эти выборы, и потом, и это уже известно в узких кругах, будут планировать в большинстве выиграть парламентские выборы, а потом сделать изменения в Конституции, так что путинский вариант, я думаю, как раз уместен здесь. Но это, я хочу сказать, не пройдет в Грузии. Общественность уже зрелая, понимает, что смена власти будет в Грузии, но моя задача как политика и других моих коллег, чтобы эти изменения были безболезненными.

Бабицкий: Очень любопытный аспект кампании по вашей дискредитации – это попытка играть на антиамериканских настроениях, которые не очень распространены, но есть в грузинском обществе. Вас начинают представлять как кандидата, который избран Америкой, внешней силой. Действительно вы представитель западного истеблишмента, в частности американского? Игрушка в их руках?

Аласания: Ну конечно, это не так. У меня есть профессиональные контакты, которые были после моих предыдущих постов в правительстве. Что касается этой тактики, которую избрало правительство, она не работает. Антиамериканские настроения в Грузии не преобладают, потому что Соединенные Штаты остаются одним из важных факторов и партнеров для Грузии. Это так и останется. Но необходимо четко осознавать то, и я очень нацеленно думаю об этом, что мы должны свои вопросы региональной безопасности решать сами, с нашими партнерами в регионе. Главный фактор в наших внешнеполитических связях – как мы будем выстраивать отношения с соседями.

Бабицкий: Это очень интересный аспект вы затронули. Улучшение отношений с Россией стало брендом части оппозиции. Сегодня партия Ногаидели его активно осваивает. Может ли в таком виде, в такой форме на уровне налаживания контактов с российскими властями это стать и брендом оппозиции в целом?

Аласания: В первую очередь я хочу отметить, что на данном этапе переговоры оппозиции с российским правительством никаких ощутимых результатов нам не дадут. Главное – мы должны определить стратегию, и она в том, что жизненно важно для Грузии иметь нормальные отношения с Российской Федерацией, и мы должны начать в первую очередь отношения между народами, культурные отношения, и постепенно нормализовать наши коммуникации. И после того, как будет доверие между сторонами, уже начать говорить о политических аспектах наших двусторонних отношений. Мы должны в первую очередь прийти во власть, чтобы уже с позиции власти начать нормализовать отношения с Российской Федерацией.

Бабицкий: Абхазия и Южная Осетия. Грузинская власть сегодня пытается найти какой-то новый язык, предложить новую стратегию улучшения отношений. Насколько, на ваш взгляд, она искренне готова пересмотреть, скажем так, реваншистский силовой подход, который был длительное время на вооружении? И есть ли у оппозиции, у вас в частности, какой-то свой план, концептуально отличающийся от того, который сейчас выдвинут Якобашвили?

Аласания: Я могу сказать, что даже когда я был главным переговорщиком со стороны Грузии с абхазской стороной, и тогда у меня был план, который я предложил Саакашвили, как можно постепенно наращивать доверие между абхазами и грузинами, начать совместные проекты с участием европейских структур экономического и культурного характера и постепенно дойти до переговорного процесса уже о статусе. Все эти наши предложения, конечно, не были поддержаны Саакашвили. У меня нет никакой иллюзии, что Саакашвили или сам изменился, или у него изменились подходы по отношению к урегулированию этих конфликтов. К сожалению, в 2008 году произошло что произошло, это еще более усугубило наши отношения с абхазами. Но я уверен, что после изменения власти в Тбилиси мы начнем заново выстраивать наши отношения, и в первую очередь мы должны сделать все, чтобы абхазы удостоверились, что никогда в будущем мы не будем решать эти проблемы военным путем.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG