Accessibility links

Женевский процесс – всерьез и надолго


Женевский формат не следует рассматривать как абсолютно безрезультатный и провальный

Женевский формат не следует рассматривать как абсолютно безрезультатный и провальный

ВЗГЛЯД ИЗ МОСКВЫ -- 28 января 2010 года в Женеве состоится очередной, девятый по счету, раунд дискуссий по проблемам безопасности и стабильности на Южном Кавказе. Именно так в дипломатических кругах называют переговоры по определению нового статус-кво в конфликтном регионе. Говоря спортивным языком, девятый раунд (впрочем, как и восемь предыдущих) вряд ли выявит победителя. И именно это, пожалуй, и является главным итогом переговорного процесса. Прежде всего, переговорный процесс превратился из идеологически окрашенного мероприятия (коим он являлся в самом начале) в рутинную работу дипломатов, которая все меньше и меньше попадает в фокус внимания журналистов. О ней все чаще судят «узкие специалисты», изучающие проблемы безопасности Большого Кавказа.

Главной темой девятого раунда, скорее всего, станет обсуждение «Соглашения о неприменении силы» сторонами, вовлеченными в конфликт. Идея подписания такого юридически обязывающего документа не нова. Москва выдвигала ее еще в период до «пятидневной войны», но получала неизменный отказ со стороны Тбилиси. Уже в ходе женевских переговоров грузинская делегация выразила готовность пойти на подписание такого документа, но только в двустороннем формате с РФ или в многостороннем с участием США, ЕС, международных структур, но без Абхазии и Южной Осетии. Непризнанные республики Тбилиси не готов рассматривать как самостоятельных игроков. Более того, Грузия акцентирует внимание международных организаций, а также США и ЕС на обязательном возвращении беженцев к местам их проживания в бывших автономиях, что вызывает противодействие Москвы. Как бы то ни было, но в ходе седьмого раунда консультаций 17 сентября 2009 года стороны договорились о подготовке конкретных предложений и инициатив по формированию основ безопасности в остуженных «горячих точках». Однако прошел восьмой раунд, скоро будет девятый, а «воз и ныне там». Означает ли это, что скептики правы, и в женевском переговорном формате нет ни прока, ни смысла? Тем более что внутри каждой делегации, участвующей в переговорах, есть свои «скептики».

С нашей точки зрения, подобный вывод был бы преждевременным. Сам факт обсуждения элементов потенциального соглашения о неприменении силы и принципов международной безопасности, представленных сопредседателями женевского формата чрезвычайно важен. Он позволяет «мониторить» мысли и поступки сторон, вовлеченных в конфликт, а значит держать их хотя бы под условным контролем. Предоставленные сами себе, они вряд ли приблизились бы к компромиссу в большей степени, нежели сейчас. И в этом, вероятно, единственная реальная на сегодняшний день выгода для вчерашних противников и «заинтересованных» в их замирении сторон. Все проведенные восемь раундов показали, что о статусе договориться не получается, и в ближайшее время не получится. Излишнее же увлечение патетикой сделает и сами переговоры невозможными. Но прагматический разговор по вопросам безопасности и гуманитарного характера может иметь очевидную пользу. Именно женевский формат позволяет сторонам решать конкретные вопросы конкретных людей. И примеров такого решения хотя и немного, но они есть. Так, например, 3 ноября 2009 года абхазская и грузинская стороны договорились о беспрепятственном перемещении пациентов с абхазской территории в больницы, расположенные в Грузии. Это было достигнуто в рамках механизма по предотвращению инцидентов в зоне конфликтов. Между тем, такие встречи проходят в соответствии с договоренностью, достигнутой 1 июля прошлого года в ходе шестого раунда женевских дискуссий по безопасности в Закавказье. И в них принимают участие представители не только конфликтующих сторон и РФ, но также ЕС и ООН (несмотря на завершение его миссии в Грузии).

Таким образом, женевский формат не следует рассматривать как абсолютно безрезультатный и провальный. Только надо понимать, что его эффективность сегодня может ограничиваться форматом малых дел, а не прорывных геополитических решений.

Отметим также, что от раунда к раунду риторика государственных чиновников, вовлеченных в переговорный процесс, становится все мягче и конструктивней. Уже никто не говорит про «политические трупы», «преступные режимы», «оккупантов» и «красные линии». К очередному раунду женевских переговоров уже не относятся, как к генеральному дипломатическому сражению. Теперь уже многим становится ясным: женевский процесс – это всерьез и надолго. Собственно говоря, промежуточным итогом переговоров можно также считать понимание того, что вне зависимости от статуса спорной территории и флага, вывешенного над ней, ее население должно иметь элементарные человеческие права.
XS
SM
MD
LG