Accessibility links

Военную часть отрезали от материнского тыла


У троих солдат расположенной в Кронштадте воинской части старослужащие постоянно вымогали деньги, требуя пополнять счета своих мобильных телефонов

У троих солдат расположенной в Кронштадте воинской части старослужащие постоянно вымогали деньги, требуя пополнять счета своих мобильных телефонов

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ (Корр. Радио Свобода)---Командование одной из воинских частей под Петербургом запретило солдатам-срочникам выходить на связь с правозащитными организациями. Однако, несмотря на изоляцию, стало известно и о самом запрете, и о вопиющих фактах дедовщины в части.

У троих солдат расположенной в Кронштадте воинской части – Павла Гаврюкова, Алексея Войтова и Ильи Смородина – старослужащие постоянно вымогали деньги, требуя пополнять счета своих мобильных телефонов. Им не давали спать по ночам, били и всячески издевались.

Матери этих солдат объединились, чтобы защитить своих сыновей. Одна из них в заявлении в военную прокуратуру пишет: "Применяется особая система "воспитания" для новобранцев... если после отбоя в течение 15 минут скрипнет три раза кровать, "старожилы" поднимают всех новобранцев и до отупения заставляют делать приседания, и таких подходов за ночь может быть несколько. После очередной такой ночной подготовки одному парню стало плохо с сердцем, вызывали "Скорую помощь". После госпиталя отношение к нему стало еще хуже. Мой сын ходил с высокой температурой, лечения не получал, ежедневные кроссы и физические нагрузки ему никто не отменил. Здесь вообще никому нет дела до здоровья солдат".

Другая мать, приехав в часть, обнаружила сына голодным, грязным, с нарывами на ногах. Матери добились возбуждения уголовного дела, их признали потерпевшими. Но вдруг ситуация резко изменилась - матери больше не являются потерпевшими.

- Одно уголовное дело прекращено, - говорит юрист организации "Солдатские матери Петербурга" Виктор Андреев. - В воинскую часть прибыли лица, которые представились сотрудниками военно-следственного отдела и убедили ребят отказаться от того, чтобы мы представляли их интересы. Однако в нашем распоряжении имеются другие их заявления, из которых следует, что они приняли это решение под давлением. Цитирую одно из заявлений: "…я это сделал по убедительной просьбе представителя следствия, который объяснил, что нужно сделать для того, чтобы правильно велось уголовное дело".

Правозащитники поражены методами военной прокуратуры, жестким давлением, оказываемым на жертвы преступления с целью не допустить правозащитников представлять на процессе интересы потерпевших. Все это, по мнению юриста, говорит, прежде всего, о недопустимо низком качестве следствия.
XS
SM
MD
LG