Accessibility links

Кавказ в XX веке: повторение уроков истории. Часть 5


Группа северокавказских коллабрационистов в рядах германской армии

Группа северокавказских коллабрационистов в рядах германской армии

ПРАГА -- Одной из самых печальных страниц истории кавказского национально-освободительного движения нужно назвать сотрудничество политэмигрантов с нацистами, с которыми они в очередной раз стали связывать свои надежды на провозглашение собственной государственности.

Будучи далекими от мысли героизировать и оправдывать некоторых лидеров кавказской эмиграции, а вслед за ними – и рядовых советских военнопленных, сотрудничавших с гитлеровцами, постараемся понять мотивы и чувства, которыми они были движимы, совершая очередную историческую ошибку. Вот что писал после войны известный в те годы политэмигрант Рамазано Трахо в журнале «Кавказ»:

«Наконец, настал день, когда немцы объявили войну советам. Тревожная, и, вместе с тем, радостная весть распространилась по всей стране необъятного Советского Союза. Никто, конечно, не знал, что принесут немцы и что они из себя представляют. Тем не менее, все вздохнули как-то облегченно. Никто не боялся ни голода, ни холода, ни окопных работ, ни бомб, ни разрушений. Всем казалось, что это – гроза, разбивающая оковы рабства, после которой взойдет солнце и начнется свободная жизнь». (Журнал «Кавказ», №2-3, 1951).

К выводу о германской миссии по освобождению Кавказа его представители за рубежом пришли еще в 1937 году. Проект же по реанимации Кавказской конфедерации разрабатывался нацистами с начала 1942 по лето 1943 года. Одним из тех, кто вступил в переговоры с германским командованием, был Саид-бей Шамиль. МИД Германии, пригласившее в начале войны против СССР его, Гайдара Баммата, Алихана Кантемира и Ахмет-Наби Магому, попросило их изложить свои соображения в письменной форме. Саид-бей Шамиль написал две статьи, в которых разъяснял нацистам, что населяющие Кавказ древние народы, несмотря на различия в религии, связаны между собой общностью традиций и обычаев. «Они могут достаточно легко, при условии соблюдения справедливости и сохранения прав соединиться в одно конфедеративное государство», – писал он.

Когда немецкая армия начала продвигаться в сторону Кавказа, Саид-бей Шамиль был приглашен на встречу с шефом армейской разведки Южного фланга немецких войск, фамилию которого в своих воспоминаниях он не называет. Встреча эта состоялась в Варшаве в отеле «Бристоль». Между ними состоялся следующий диалог, который мы воспроизводим из воспоминаний самого Саид-бея Шамиля:

– Правда ли, что прежде, чем придти к нам, Вы посетили Париж и Лондон?
– Господин полковник, у нас есть такая поговорка: «Друг врага - твой враг». Уточню, у нас один враг – большевистская Россия. Пока вы флиртовали с русскими, мы ездили туда искать друзей. А когда узнали, что вы решили начать против них войну, решили спешным образом приехать в Берлин.
– А что вы хотите?
– Вместе сражаться – хотим оружия, хотим поддержки.
– Где гарантия, что вы не повернете это оружие против нас?
– Мы день и ночь молим Всевышнего, чтобы вражда между Россией и Германией не убавлялась, а возрастала. Потому что мы знаем, если даже это дряхлое российское тело будет на последнем издыхании, оно все равно когда-нибудь рухнет и раздавит нас.

Сотрудничество это не ограничилось одними переговорами. Осенью 1942 года абверкоманда начала операцию «Шамиль» и забросила на территорию Северного Кавказа спецгруппу во главе с обер-лейтенантом Ланге, в задачу которой входила организация восстания против советской власти. Впоследствии это сотрудничество, которое, между прочим, не было явлением сугубо кавказским, тем не менее, стало поводом для депортации чеченцев, ингушей, балкарцев, карачаевцев, калмыков и других народов Северного Кавказа. Планировалась и депортация дагестанцев. Вспоминает 83-летняя Фатима Мустафаева:

«В 1944 году в Буйнакске, как и во многих других дагестанских городах, были расквартированы солдаты НКВД. Стояли страшные морозы. Один из солдат как-то притащил парту из соседней школы, расщепил ее и затопил печь. Папа возмутился, на что солдат шутливо отвечал: скоро ничего из этого не понадобится, дедушка! Мы поняли, будет что-то страшное! Вскоре солдаты уехали. Лишь потом выяснилось, что готовилась депортация дагестанцев».

Этот факт подтверждает и сын Абдурахмана Даниялова, работавшего в годы войны председателем Совнаркома Дагестана, кинорежиссер Юсуп Даниялов. В свое время он рассказал корреспонденту радио «Свобода», ссылаясь на устные воспоминания отца, что идея депортации дагестанцев и последующего присоединения Дагестана к Азербайджану принадлежала Первому секретарю ЦК Компартии Азербайджана Мир-Джафару Багирову, который считал, что с вступлением в войну Турции и Ирана Чечня и Дагестан, столько лет воевавшие против России, «всадят ей нож в спину». Но остальные члены Политбюро не поддержали его. Они, напротив, опасались, что попытка выселения самого многочисленного из всех северокавказских республик населения Дагестана может вызвать его ожесточенное сопротивление, и, тем самым, откроется «второй фронт» в собственном тылу.

…Активную пропагандистскую деятельность ведомство Геббельса вело и среди солдат и офицеров Красной Армии. Немецко-фашистская листовка времен Отечественной войны начинается с воззвания "К народам Кавказа", в котором описываются злодеяния большевизма и сталинизма и "прелести" Германского Рейха! Воззвание написано на тюркском языке (не путать с турецким). Вкладыш на русском языке:

«Пропуск. Действителен до конца войны для неограниченного числа бойцов, командиров и политработников Красной Армии. С перешедшими добровольно по новому приказу Гитлера обращаемся особо хорошо - они получают специальное удостоверение. Германское командование не публикует списков военнопленных. Желающих работать мы устраиваем по специальности. Переходить на сторону Германских войск можно и без пропуска: достаточно поднять обе руки и крикнуть: Сталин капут! Или: штыки в землю!»

Бывший военнопленный Муса Рамазан, не вернувшийся после войны на родину в Дагестан и до последних дней проживавший в Турции, очень удивился, когда я показал ему эту листовку. Он рассказал, что такие листовки распространялись с воздуха: «Мы отходили как-бы по малой нужде и, отправляя ее, тайком читали эти немецкие воззвания. Того, кто посмел взять листовку в руки, расстреливали на месте».

Сын известного кремлеолога Абдурахмана Авторханова Тамерлан Кунта в своей статье «Забытые истины» пишет: «Депортированным народам было поставлено в вину сотрудничество с армией Германии, но если следовать логике Кремля, не проводя никаких различий, то, пожалуй, в первую очередь высылке подлежали бы граждане русской национальности. Потому что генералы и офицеры армии Власова были русскими». Тамерлан Кунта приводит статистику, из которой видно, что процент (20,57) северокавказских волонтеров по отношению к общему числу призванных на фронт меньше, чем процент добровольцев из числа других народов СССР (русские – 32,03%, украинцы – 25,83%). Эти данные я привожу, конечно, не для того, чтобы доказать, что должны были быть наказанными русские, украинцы и др., я только хочу подчеркнуть факты, показывающие степень вины. Ведь были выселены маленькие нации, степень вины которых была гораздо меньшей, чем у других народов в количественном и процентном отношении среди тех, кто с оружием в руках сражались добровольцами против режима», – пишет в своей статье Тамерлан Кунта.
XS
SM
MD
LG