Accessibility links

Гуманитарные точки соприкосновения


Новая государственная стратегия Грузии была разработана ведомством госминистра по вопросам реинтеграции Темура Якобашвили

Новая государственная стратегия Грузии была разработана ведомством госминистра по вопросам реинтеграции Темура Якобашвили

ВЗГЛЯД ИЗ МОСКВЫ -- Проблема восстановления территориальной целостности остается для Грузии важнейшей внутренней и внешнеполитической задачей. Новым доказательством этого стало появление новой стратегии реинтеграции Абхазии и Южной Осетии, названной «Участие путем сотрудничества». С одной стороны данная стратегия- реакция на общественный запрос, существующий у граждан Грузии, а с другой стороны - новый сигнал мировому сообществу. Не зря презентация этого проекта состоится 3 февраля 2010 года в штаб-квартире Совета Европы.

Детальный постатейный анализ текста стратегии в рамках одного комментария невозможен. Отметим лишь основные предложения, сформулированные в документе. И зафиксируем принципиальный момент: в «Участии путем сотрудничества» акцент сделан не на геополитику, а на социально-экономический блок проблем. Документ указывает на то, что грузинские власти готовы оказывать всестороннюю помощь Абхазии и Южной Осетии в развитии торговли, разных видов мелкого и среднего бизнеса, сельского хозяйства, способствовать развитию местных рынков труда.

Однако непраздный вопрос, а каким путем будет реализована данная программа? Конечно, фактор российского военно-политического присутствия (который, заметим, не уменьшается, а увеличивается) не будет способствовать реализации новой грузинской стратегии. Но только ли в нем все дело? Начнем с того, что сами территории Абхазии и Южной Осетии законодательство Грузии определяет, как «оккупированные территории». И новая стратегия ничего в этом смысле не изменяет принципиально. Между тем, положения грузинских законов недвусмысленно запрещают любую экономическую деятельность на территории Абхазии и Южной Осетии, если она не лицензирована в Тбилиси. Заметим также, что многие пункты законодательства об «оккупированных территориях» были критически встречены на Западе. В самом деле, непонятно, с кем собираются вести бизнес получатели тбилисской лицензии в Цхинвали или в Сухуми, где таковой лицензии нет ни у кого, и ее приобретение не входит в число приоритетных задач? Лидеры двух республик (а за ними есть ресурс поддержки населения) полагают, что имея российскую финансовую поддержку и военное присутствие участие Тбилиси им не интересно.

Тем более, сами жители этих бывших автономий Грузии не ощущают себя оккупированными и порабощенными. Итог пропаганды? Националистический угар? Рука Кремля? Все эти элементы имеют место быть. Но имеет место (особенно в Абхазии) и стойкая неприязнь любой формы идентификации с Грузией. При этом из личного общения с представителями абхазской элиты можно вынести убеждение: в разрешении гуманитарных проблем у Сухуми есть заинтересованность. Но видится она на путях симметричного диалога в формате двух отдельных субъектов международных отношений. В Грузии очень часто можно услышать следующий тезис: «Но Кремль своей «суверенной демократией» настроят абхазов против себя!» Такого сценария никто полностью исключить не может. Но сегодня для него нет реальных предпосылок. И даже если реализуется, это не будет автоматически означать успешной интеграции населения (не территории) в состав Грузинского государства, поскольку нервом двух кавказских конфликтов является не регламентация экономической деятельности, а вопросы этнической, политической и культурной идентичности.

В этой связи возникает вопрос, как реагировать Москве? В принятом ироничном ключе, то есть рассматривать стратегию Тбилиси, как изначально провальную? Или в алармистском тоне, создавая вокруг документа ненужный ажиотаж, скрывая информацию о нем и не допуская абхазов и осетин к грузинским инициативам? Думается, что оба эти пути не слишком эффективны. Если не эта, то появится еще одна, вторая и двадцать пятая стратегия. И те, кто захочет с ней ознакомиться, сделают это, игнорируя любые запреты. Таким образом, наиболее продуктивным видится «ревизионистский подход» к тбилисской инициативе. Не принимая близко к сердцу статусные моменты, следует искать гуманитарные точки, которые могут стать общими и для Тбилиси с одной стороны, и для Сухуми с Цхинвали с другой. Закрытие границ, режимы «усиления» и прочие «чрезвычайные меры» вряд ли добавят Москве новую популярность. Не в Тбилиси, а внутри Абхазии и Южной Осетии.
XS
SM
MD
LG