Accessibility links

Жилищная тяжба со странным судебным решением


Много жилых домов, квартир во время боевых действий было разрушено и сожжено

Много жилых домов, квартир во время боевых действий было разрушено и сожжено

СУХУМИ---Перефразируя известное изречение, можно сказать так: «Что сегодня делают в Абхазии? Судятся из-за недвижимости». Суды всех инстанций Абхазии завалены делами с жилищными тяжбами. Причина простая: война 1992-1993 годов вторглась в правовое поле, как бульдозер, и возник жесткий конфликт между правом и реалиями. Много жилых домов, квартир во время боевых действий было разрушено и сожжено. Тогда же и после окончания войны Абхазию покинула почти половина ее населения. Причем не только большинство грузинского, но и многие представители других национальностей – спасаясь от послевоенной разрухи, безработицы, разгула криминала, последствий экономической блокады.

Но, вернувшись после лихолетья, многие находили свое жилье уже занятым другими людьми. Некоторые хотят вернуть жилье, чтобы жить в нем, некоторые – чтобы продать, но так или иначе тяжб очень много.

Можно сказать, что дело «Никитченко – Цужба» в этом ряду и типичное, и нетипичное. Главное его отличие от большинства аналогичных дел – в том, что ответчиком в нем выступает довольно известная в Абхазии личность, депутат двух созывов Народного Собрания и председатель Конгресса русских общин Геннадий Никитченко. Во время войны в Абхазии Геннадий Васильевич был зам. командующего Восточным фронтом по технике и вооружению, награжден орденом Леона. Его дом, находившийся в селе Маркула Очамчирского района, сгорел во время боевых действий. После войны он поселился в одной из квартир в Сухуми. В тот период у него трагически погибла дочь, была больна жена, и глава Абхазии Владислав Ардзинба, увидев условия, в которых живет эта семья, предоставил им своим распоряжением пустовавший в тот момент дом в центре Сухуми, по бывшей улице Кирова, сейчас – Аиааира, № 38. Этот дом известен десяткам тысяч жителей послевоенной Абхазии, так как в его части размещается офис Конгресса русских общин Абхазии, куда они приходили по делам, связанным с получением российского гражданства и загранпаспорта.

Истцом же выступает преподаватель истории Абхазского университета Анжела Цужба, которая 24 года тому назад, в 1986 году, вышла замуж за довоенного владельца дома по фамилии Шубладзе. После войны Шубладзе выехал в Грузию, но Анжела не последовала за мужем, а вместе с двумя малолетними сыновьями поселилась у родителей в Гудаута.

Сейчас дети уже выросли, и Анжела вот уже несколько лет пытается вернуть себе этот дом. Дважды суд города Сухуми отказывал ей в иске, и дважды коллегия Верховного Суда Абхазии не утверждала это решение. И вот недавно судья Сухумского городского суда Майя Квициния вынесла необычное решение: «Суд разрешил истице со своими детьми проживать в доме № 38 по улице Аиааира в Сухуме». Только непонятно, каким образом в этом доме должны ужиться три семьи: Геннадий Никитченко, его сына и Анжелы Цужба.
Похоже, делу Никитченко – Цужба предстоит еще кружить по судебным инстанциям. Некоторые видят в этом деле и политическую подоплеку. Никитченко в последние годы оказался в определенной оппозиции к сухумским властям. Поэтому, считают его сторонники, ему не удалось стать парламентарием в третий раз. И может быть, поэтому Верховный суд дважды возвращал это дело в суд первой инстанции.
XS
SM
MD
LG