Accessibility links

ПРАГА -- В нашей рубрике «Гость недели» главный редактор радио «Эхо Кавказа» Андрей Бабицкий беседует с грузинским политиком Нино Бурджанадзе. Как она видит свою роль в будущем Грузии? Каковы основные претензии Бурджанадзе к руководству Грузии?

Андрей Бабицкий: Для начала у меня два вопроса, я ожидаю, что вы ответите очень коротко. Первый: в чем, на ваш взгляд, сегодня более всего нуждается Грузия?

Нино Бурджанадзе: Я считаю, что сегодня более всего Грузия нуждается в серьезных переменах, в первую очередь в высшем руководстве власти.

Бабицкий: Каковы ваши основные претензии к высшему руководству страны?

Бурджанадзе: Основные претензии – это безответственное отношение к своим обязанностям и игнорирование реально своими действиями интересов страны. Это то, что благодаря безответственным и непродуманным шагам Саакашвили Грузия была ввергнута в войну, которая, было ясно, что будет проиграна, и мы на время, но все равно потеряли 20% территории. И то, что Саакашвили нарушил все основные обещания «революции роз» и вместо демократии в стране построил авторитарный режим.

Бабицкий: Будем считать, ваши положительные программы в рамках нашей беседы – это смена руководства страны и возвращение демократии. Я по долгу службы часто бывал в Тбилиси и слышал такое мнение: вашей популярности положен некоторый предел. Избиратели считают, что ваш уход из власти не снимает с вас ответственность за то, что в течение долгих лет вы были верным и некритическим соратником Михаила Саакашвили. Вам обидно, что вас так воспринимают?

Бурджанадзе: Во-первых, я бы поспорила относительно этого восприятия, потому что ситуация очень резко изменилась за последний год. Люди действительно увидели и услышали много, чего они не знали и не видели во время моего пребывания во власти. Во-вторых, я не считаю, что кто-то должен с меня снимать ответственность. Я сама с себя не снимаю ответственность за негатив и за позитив, который существовал во время моего пребывания у власти. Просто нужно людям дать возможность оценить, чего было больше: негатива или позитива. И что касается того, была ли я критична по отношению к Саакашвили, когда мы были соратниками, я была критична, но это было в закрытом режиме. И мне кажется, это абсолютно естественно, потому что открыто критиковать человека, вместе с которым ты управляешь государством, мне кажется, даже в самых демократических государствах не принято.

Бабицкий: Тогда давайте, может быть, о негативе пару слов. На ваших глазах, насколько я понимаю, и с вашей помощью глава Грузии шаг за шагом лишал самостоятельности и свободы парламентскую власть. И думаю, что этот вопрос вам задают довольно часто: почему вы не ушли раньше? Вы же видели, что страна теряет один из важнейших институтов демократии.

Бурджанадзе: Вы знаете, мне никто не сможет предъявить такую претензию, потому что еще в 2004 году был как раз тот случай, когда я открыто выступала против внесения в Конституцию тех изменений, которые нарушали баланс между исполнительной и парламентской властью. И между прочим, к сожалению, тогда часть общественности, очень многие из политических деятелей и даже масс-медиа меня упрекали в том, что я борюсь за власть и хочу сохранить сильный парламент исключительно исходя из своих личных амбиций. Я тогда предупреждала и говорила, что в стране, которая не имеет сильную демократическую структуру, и в стране, где нет демократических традиций, такой крен в пользу президентской власти или президентского управления будет иметь за собой очень негативные последствия. К сожалению, мои слова тогдашние и неоднократно повторенные оказались правдой. Так что здесь я могу сказать, что совесть моя чиста. Что касается ситуации относительно того, почему я не ушла раньше, были очень многие причины. Я считаю, что я была очень важным сдерживающим фактором в очень многих направлениях. Да, к сожалению, многое мне не удалось сделать, но я неоднократно заявляла, во всяком случае, грузинской прессе о том, что с моей помощью были сделаны шаги, которые просто позволили нам избежать кровопролития. Это было и во время аджарских событий в 2004 году, это было и потом, и во время разгрома демонстрации 7 ноября. Так что я считаю, что я сделала все, что могла, находясь у власти. К сожалению, не получилось большее. Это да. Это обидно и досадно.

Бабицкий: Нино, у нас с вами еще одна минута, я задам последний вопрос. Как вы видите свою роль в будущей Грузии? Вы президент, глава парламента, или, может быть, смените Вано Мерабишвили на его посту? Я задаю этот вопрос, чтобы понять, как вы оцениваете свои шансы как оппозиционного лидера...

Бурджанадзе: Первое, что необходимо, это добиться досрочных президентских выборов, иначе в Грузии не будет стабильности. Не только в Грузии, но и в регионе. Иначе у нас не будет никакого шанса налаживать наш завтрашний день и перспективу страны, и не будет никакой возможности создать в стране нормальное демократическое общество и нормальную ситуацию для того, чтобы выборы прошли честно и справедливо. А потом, знаете, это будет решать народ. Потому что будут президентские выборы, и, конечно, будем баллотироваться на этот пост. И сами люди будут решать, какое место они уделяют Нино Бурджанадзе или какому-либо другому политику.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG