Accessibility links

СУХУМИ---Вот уже 7 лет, как у жителя Гудаута Алексея Берулава единственным смыслом жизни стала цель, чтобы повинные в гибели его единственного сына Беслана понесли достойное уголовное наказание. Это нашумевшее в Абхазии убийство произошло в ночь с 1-го на 2 января 2003 года.

В первый день нового года офицерский состав гудаутской военной базы, практически в полном составе, в клубе военного городка отмечал день рождения своего командира, полковника Асапова. Поздравить, и не выпить за здоровье любимого начальника, было сродни неисполнению приказа. В общем, юбилейное торжество затянулось, и народ лишь за полночь, с чувством выполненного долга, начал расходиться по своим домам. Алексей Никитин со дня рождения ушел одним из последних, примерно в час ночи. По пути домой, в одном из дворов, он увидел гревшихся у костра трех молодых местных ребят. Компания явно не понравилась пьяному офицеру. Никитин, будучи в гражданской одежде, стал придираться к ним и требовать, под угрозой посадить на гауптвахту, разойтись по домам, что явно выходило за пределы его полномочий. Впоследствии, действия Никитина результатами воинско-уставной экспертизы были признаны незаконными. Впрочем, в ту ночь офицер был в таком состоянии, что ему было все равно, что предписывает устав.

Пока он добивался безукоснительного соблюдения изданного им приказа, на шум подошли служащие военного городка Беслан Берулава и сержант-контрактник Худобин, которые хорошо были знакомы с Никитиным. Однако, наличие новых действующих лиц еще больше раззадорило нетрезвого офицера.

Позже к месту события подтянулись находившиеся в эту ночь в патруле сержанты-контрактники Валиахметов и Корзун. За час до этого они уже успели побывать на этом месте и даже выпить чачи, которую им в связи с Новым годом предложила гревшаяся у костра компания. Однако вторичное появление патруля уже при присутствующем капитане Никитине получило новую интонацию. Офицер вдруг нежданно-негаданно подает команду: "Оружие к бою!"

На этот приказ откликнулся сержант Корзун. Он, недолго думая, открыл стрельбу на поражение. В итоге на месте был убит Тимур Шмайдлер и тяжело ранен Беслан Берулава, который два часа спустя скончался.

В заведенном по горячим следам уголовном деле первоначально было зафиксировано, что гибель двух ребят произошла в результате рикошета шальной пули. Кроме того, согласно взятым свидетельским показаниям, в том числе и командира части, полковника Асапова, чей день рождения отмечали в тот злополучный вечер офицеры части, капитан Никитин был сильно пьян. Тем не менее, по странному стечению обстоятельств, экспертиза на наличие алкоголя в крови Никитина не была проведена. Она была проведена лишь в отношении стрелявшего в ребят Корзуна, в крови которого нашли алкоголь.

Однако спустя несколько дней после похорон, версия при которой в трагедии виновны пьяный офицер, отмечавший день рождения своего командира, и нетрезвый сержант, находившийся в патруле, явно перестала устраивать руководство военной базы. И тогда в уголовном деле появились новые акценты и, согласно им, Берулава и Шмайдлер в ночь инцидента напали на капитана Никитина, а затем и на подошедший патруль с целью завладеть оружием. И сержант Корзун, в свою очередь, был вынужден в порядке самообороны стрелять в нападавших разбойников. Версия весьма сомнительная, учитывая, что речь идет об Абхазии, где после грузино-абхазской войны в каждом доме имеется огнестрельное оржие. В общем, из жертв сделали виноватых. Это вынудило отца Берулава, Алексея Михайловича, приступить к проведению собственного расследования и по его итогам добиваться уголовного наказания для виновных в гибели его единственного сына. 7 лет он безуспешно занимается по прокуратурам и судам поисками правды. В чем могли военные пойти ему навстречу - это предложить компенсацию за погибшего сына. "Я сыном не торгую" , реагирует на такие предложения Алексей Михайлович. Со 2 января 2003 года у него единственная цель - привлечь к ответственности виновных в гибели его сына. Берулава говорит, что не успокоится до тех пор, пока этого не произойдет.
XS
SM
MD
LG