Accessibility links

Куда нас ведет “Оскар”?


Куда нас ведет “Оскар”?

Куда нас ведет “Оскар”?

В Париже 19-го века выставка живописи в Салоне была тем событием, о котором все газеты писали на первой полосе. Поскольку фотографии печатать еще не умели, то газетные художники перерисовывали картины, а критики их тщательно обсуждали – технику, сюжет, развеску. Каждая экспозиция считалась своеобразным отчетом культуры о прожитом годе. Как теперь знают все любители импрессионистов, в Салоне выставлялись не лучшие художники своего времени, а те, которых в их время считали лучшими. И это говорит об эпохе больше, чем об ее искусстве. Так или иначе, все это категорически устарело в 21-м веке. Про выставки – смешно говорить, да никто и не говорит. Литература тоже ушла на обочину, откуда ее не может выманить даже Нобелевская премия.

Что же представляет нам нашу культуру сегодня? Пожалуй – “Оскар”. Собравшиеся там фильмы не обязательно лучшие в современном кино. Отнюдь не все полученные награды заслужены. Да и сама церемония часто скучна, иногда нелепа и всегда оставляет желать лучшего. И все-таки ничего важнее “Оскара” у нас просто нет, потому что каждый год в Голливуде устраивают олимпиаду поп-культуры. Первое и главное искусство планетарной цивилизации, кино говорит от ее имени на своем языке – и не только то, что мы слышим с экрана. Определяя тенденции и описывая состояние, первый “Оскар” 10-х годов сканирует сознание - и подсознание - общества, разменявшего второе десятилетие нашего столетия.

Вот почему, дождавшись списка номинаций, мы с ведущим нашего “Кинообозрения” Андреем Загданским, встретились в нашей студии, чтобы обсудить любопытную проблему – куда нас ведет “Оскар”?

Андрей, перед Новым Годом мы с вами беседовали об итогах кинематографического года, и я сморозил глупость, я сказал, что год этот очень неудачный. Но, напротив, этот год, по-моему, весьма удачный для Голливуда, потому что номинации показывают десять фильмов, и они все не похожи друг на друга.

Андрей Загданский: Вы знаете, я бы сказал так, что этот год такой же, как и любой другой. Есть фильмы яркие, есть фильмы заметные, есть фильмы не очень заметные и фильмы, которые прокладывают какие-то определенные новые тенденции. Например, “Аватар”, о котором говорят как о самом главном изобретении последнего времени, должен либо стать новой тенденцией, новым технологическим направлением в кино, либо не стать таковым. Я склонен думать, что он не станет таковым.

Александр Генис: А я склонен думать, что станет. Сейчас уже начнется строительство новых кинотеатров под фильмы, которые будут продолжать дело “Аватара”. Фильм, который заработал 2 миллиарда долларов, не может пройти бесследно для Голливуда. Голливуд может игнорировать все, кроме успеха.

Андрей Загданский: Вы абсолютно правы, но далеко не всякая история годится для трехмерного изображения.

Александр Генис: Я совершенно с вами согласен, нельзя себе представить “Преступление и наказание” в трехмерном изображении.

Андрей Загданский: Поэтому мне кажется, что новая игрушка довольно быстро почувствует свои ограничения. Чем-то это мне напоминает классическое противостояние, которое существует в кино с самого начала кинематографа, между кинематографом Люмьеров и кинематографом Мильеса. “Аватар” это классический мильесовский трюковой ход, это аттракцион в чистом виде, и в этом смысле картина действительно новая, но я абсолютно не убежден, что завтра появится массовое производство трехмерных фильмов и все кинотеатры будут оснащены подобными очками, которые выдают нам, когда мы идем смотреть эту картину.

Александр Генис: Интересно получается, что техника, так или иначе, все-таки влияет на все измерения кинематографического производства.

Андрей Загданский: Абсолютно, потому что вообще, когда мы говорим об “Оскаре”, давайте твердо понимать всегда, что “Оскар” это не кинофестиваль, это призы промышленности, это награждение лучшего из того, что промышленность сделала. Скажем так, это как автомобильная ярмарка - лучший автомобиль года, лучшая новая гоночная машина года, лучшая коробка передач, сделанная в этом году. Давайте смотреть на “Оскар” таким образом, тогда тенденции и промышленный подход к этому делу обнажают истину того, что есть на самом деле. Поэтому я не сомневаюсь, что фильм Камерона, о котором мы только что говорили, наверняка получит лучшую картину года.

Другое дело, если речь идет о чисто творческих, эстетических достижениях. Здесь, мне кажется, шкала смещается, и если бы я распределял “Оскары”, я бы поступил следующим образом. “Оскара” за лучший сценарий года я бы дал Тарантино за фильм “Бесславные ублюдки”.

Александр Генис: Абсолютно с вами согласен, я считаю, что Тарантино лучше всех пишет, и не только в Голливуде.

Андрей Загданский: Лучше всех придумывает, лучше всех насыщает, находит самую неожиданную историю. Он нашел абсолютно скандальный, красивый, неожиданный поворот, и он его смог продолжить, он сделал историю, которая держится вся, от начала до конца, это лучший сценарий года. Лучшая режиссура года, с моей точки зрения, это картина Кэтрин Бигелоу, которая по-русски почему-то переводится “Повелитель бури”. Мне кажется, что сдержанная, точная режиссура этого фильма это и есть тот уровень класса, который требует “Оскара” за лучшую режиссуру, ни больше, ни меньше. Лучшую женскую роль года я бы, не задумываясь, отдал Мэрил Стрип за фильм….

Александр Генис:
Она получила 16-ю номинацию на “Оскара”.

Андрей Загданский:
У нее какое-то невероятное количество номинаций, невероятное количество призов, но это лишь в очередной раз подтверждает, что Мэрил Стрип это феномен американского кинематографа. Забыть ее работу в фильме “Джулия и Джули” невозможно.

Лучшая мужская роль достанется Джеффу Бриджесу, и не потому, что это его лучшая роль, а потому что его любят, потому что он талантливый, большой актер. Он снимался в замечательных фильмах, которые прошли мимо “Оскара”, и его картина “Безумное сердце” наконец-то дает возможность Академии рассчитаться с Джеффом Бриджесом, которого все знают.

Александр Генис: Старые долги.

Андрей Загданский: Есть такая тенденция. Может быть, не самый лучший фильм, но правильный человек.

Александр Генис:
Скорсезе дали за совершенно не заслуживающий того фильм.

Андрей Загданский: Но, с другой стороны, у Скорсезе есть такие замечательные картины, которые в свое время не получили “Оскара”, - значит, надо.

Александр Генис: Это называется “по совокупности заслуг”.

Андрей Загданский:
Да, и тем более Бриджес действительно хорош в этом фильме. Теперь, что касается женской второстепенной роли. Здесь сердце мое принадлежит актрисе Моник, которая сыграла роль второго плана в фильме “Драгоценная”.

Александр Генис: Я считаю, что этот фильм должен получить одну премию, а именно - премию за политкорректность.

Андрей Загданский: Вы знаете, Саша, премия за политкорректность это унижение.

Александр Генис: Я это и имел в виду.

Андрей Загданский: Но Моник играет восхитительно, ее работа опускает нас на самое дно человеческого сознания. Я не настаиваю, чтобы все смотрели эту картину, но отдать должное ее таланту необходимо, это действительно восхитительная актерская работа самой высокой категории.

И, наконец, лучшая мужская роль второго плана - Кристоф Вальц из “Бесславных ублюдков” Тарантино. Мне кажется, что с этой работой трудно что-нибудь сравнивать - это фейерверк.

Александр Генис: Еще одна тенденция - нет русского кино в “Оскаре”. Как-то в последнее время не видно русского кинематографа на этих церемониях.

Андрей Загданский: Вы знаете, я не считал бы это такой трагедией русского кинематографа. Нет фильмов в этом году японских, нет фильмов французских, итальянских. То есть целый ряд крупнейших кинематографических держав не представлены на “Оскара” за лучший иностранный фильм в этом году. По-моему, в номинацию входят пять фильмов всего. Русских фильмов уже давно не было, но, опять же, не будем на это смотреть как на трагическое явление - они появятся.
XS
SM
MD
LG