Accessibility links

Правда, которую не говорят


Участь оказавшихся в руках военных людей сложилась не намногим лучше тех, кто там был убит

Участь оказавшихся в руках военных людей сложилась не намногим лучше тех, кто там был убит

НАЗРАНЬ---Убийство сборщиков черемши в лесу под Арштами могло бы стать событием, позволившим чеченским и ингушским властям продемонстрировать свою заботу о населении и его безопасности. О том, что оно везде, к месту и не к месту пытается декларировать: что, мол, для них, то есть для властей этих двух республик, главным являются люди и что, в принципе, благодаря им только, в одном случае народ спасен от уничтожения, а в другом – это уничтожение посредством скатывания к войне не состоялось. Чтобы еще раз это подчеркнуть им нужно было всего-то ничего -не врать для начала хотя бы.

Но ложь была произнесена.

Первая ложь. Что население было предупреждено о нежелательности появления в зоне проведения т.н. спецоперации. Все было ровно наоборот. И 10, и 11 января в администрации Ачхой-Мартановского района всем желающим пойти на сбор черемши выдавалось официальное разрешение – пропуска. С этими пропусками они потом свободно проехали через милицейские посты на территории Чечни. То есть, что в лесу находятся люди, было известно заранее. Более того, они там находились, получается, с ведома властей. И чеченских, и ингушских. Так как уже на ингушской территории у села Аршты они снова миновали посты, и военный - федеральный, и милицейский - ингушский.

И потом, сборщики черемши не ходят в лес в одиночку. Как правило, это большие группы людей на автобусе или на большегрузном автомобиле. Не заметить их – невозможно.

Ложь вторая. Что сборщики черемши были использованы боевиками в качестве живого щита. Стандартное обвинение, доставаемое на свет, когда российские силовые структуры где-то в очередной раз не того и не так убьют. Все дело, однако, в том, что есть выжившие люди, и они утверждают, что в них стали стрелять еще до первых разрывов в лесу мин и вертолетных ракет. В абсолютной тишине по ним открыли автоматный огонь на поражение. А потом подошли люди в российской военной форме, говорящие без акцента на русском языке со славянскими же чертами лица, и стали добивать. В том числе и контрольным выстрелом в голову. Один из убитых школьников, как выяснилось потом при обмывании его трупа, был убит ударами ножа в пах. То есть это было хладнокровное и преднамеренное убийство.

Ложь третья. Что людей организованно выводили из-под огня. И это не совсем так. Участь оказавшихся в руках военных людей сложилась не намногим лучше тех, кто там был убит. На второй день операции военные привезли и бросили на окраине Арштов избитого и обмороженного школьника. Его всю ночь держали на холоде со связанными руками и мешком на голове. По требующим пока перепроверки данным, еще один раненный сам вышел из леса, однако по дороге в больницу, куда его пытались отвезти родственники, был перехвачен военными и увезен в неизвестном направлении.

Многие спаслись вопреки воле организаторов и участников операции. Среди сборщиков черемши оказался более старший по возрасту человек, заставивший запаниковавшую молодежь бежать не вниз из леса к автоматам и к оцеплению, а наоборот вверх, в гору. Благодаря этому, как они сами полагают, им и удалось спастись.

Всех обстоятельств случившегося под Арштами мы еще пока не знаем. Однако они ясно показали другое: для властей Чечни и Ингушетии интересы российских силовых ведомств задача куда более важная, нежели защита прав простых граждан, школьников даже, детей еще. А иначе, почему бы не сказать всей правды?

Последовательность трагических событий воспроизводит член правления правозащитного центра «Мемориал» Александр Черкасов.

- Информация о числе погибших мирных жителей, чеченских и ингушских, в ходе операции 11 и 12 февраля в районе села Аршты была с самого начала противоречивой. С одной стороны, военные говорили, что среди гражданских потерь нет. С другой стороны, оттуда сообщили, что возможно, гражданских погибло очень много. Визит мемориальцев в село Аршты в эпицентр этой операции дал неожиданный результат. Там говорят, что из сельчан никто не пропал, никто не погиб. С другой стороны, в Ачхой-Мартановском районе Чечни есть сведения, по крайней мере, о шестерых пострадавших. Это четверо убитых, один раненый, обмороженный, но все же живой, и один до сих пор пропавший. Погибших могло быть гораздо больше. 10-11 февраля был массовый организованный заезд жителей Ачхой-Мартановского района в горы, в леса на сбор черемши. И 11 же февраля оперативный штаб по Ингушетии объявляет со своей стороны проведение контртеррористической операции в районе села Аршты, то есть в том же самом лесу. И очень много народу, возможно, до 200 человек, оказываются в смертельной опасности. То, что погибли четверо-пятеро, это не счастливое, но случайное... Жертв могло быть гораздо больше. Погибли они, насколько мы понимаем, отнюдь не при обстрелах, не при бомбежках, и никто их не использовал как живой щит. Они попали в засаду, и их расстреляли в упор. Раненых, как говорят выжившие свидетели, добивали. На теле одного человека есть ножевые ранения.
XS
SM
MD
LG