Accessibility links

ПРАГА---В Цхинвали сотрудники МВД самопровозглашенной республики Южная Осетия арестовали редактора газеты «Позиция» Фатиму Маргиеву. По факту хранения оружия и боеприпасов против нее возбуждено уголовное дело. Сама Маргиева уголовное дело связывает с политическим давлением, которое на нее оказывают власти самопровозглашенной республики из-за ее критики в их адрес. Корреспонденту радио “Эхо Кавказа” Александру Касаткину удалось сегодня поговорить с Фатимой Маргиевой по телефону.

Александр Касаткин: Фатима, где вы сейчас находитесь?

Фатима Маргиева: Я сейчас нахожусь в уголовном розыске, в кабинете следователя.

Александр Касаткин: По какой причине вас задержали и задержали ли вообще?

Фатима Маргиева: Я не знаю по какой причине меня задержали. Мне ничего не сказали. Просто им было приказано поехать за мной и привести меня сюда. Что они и сделали, а больше они ничего не знают. Вот сейчас пришли и заявили, что мне изменили меру пресечения на арест.

Александр Касаткин: А по какому делу?

Фатима Маргиева: По делу о незаконном хранении оружия, которое на меня было заведено в прошлом году.

Александр Касаткин: При задержании вам предъявили ордер?

Фатима Маргиева: Ничего мне не предъявили. Утром я собиралась на работу, у меня были лекции сегодня. Приехали и сказали, что я должна проехать с ними в Уголовный розыск. С утра я здесь и вот сейчас только мне сказали, что у меня изменена мера пресечения на арест. А на основании чего, это мне не говорят. Бумаги мне не показывают, в устной форму. По телефону тоже запрещают. Я говорю, покажите мне в письменной форме что нельзя. Они все делают в устной форме. Я объявила голодовку до тех пор, пока не будет выяснена правда в связи с моим делом, моим преследованием.

Александр Касаткин: Как долго продлится ваше задержание??

Фатима Маргиева: Они ничего не знают и ничего мне не говорят. Вот так молча меня держат здесь. У нас нет суда, есть судилище. Нет закона. Я отдана на откуп тирану. Бежать некуда отсюда. У меня нигде ни жилья, ничего нет. Куда мне деваться, что мне делать? У нас авторитарный режим.

Александр Касаткин: Это как-то связано с вашей оппозиционной деятельностью?

Фатима Маргиева: Да, это именно с этим и связано. С моей правозащитной деятельностью. Только с этим.

Сразу после разговора нашего корреспондента Александра Касаткина с Фатимой Маргиевой связь с ней прервалась. Сейчас у нас на прямой связи из Цхинвали дочь Фатимы – Елена.

Дэмис Поландов: Елена, какую последнюю информацию вы имеете о судьбе вашей матери?

Елена Маргиева: Я ее видела несколько часов назад. Мне позвонили, когда описывали ее имущество, то что было при ней-кольца и все такое. Попросили забрать. Она, конечно, плохо себя чувствует. Ей необходимо лечение каждый день; она находится на лекарствах. Она много лет находится на лечении; ей нужен кардиостимулятор. Но она не решается его ставить. И стоит это недешево. Я просила, чтобы мне показали документы, ознакомили меня с бумагами о ее задержании. Но мне сказали, что им не разрешают меня знакомить. Я не знаю причину ее задержания. Следствие по хранению оружия длится уже месяцев десять, и до сих пор ее не арестовывали. Конечно, я тоже напрямую это связываю с ее оппозиционной деятельностью.

Дэмис Поландов: Прошла информация, что Фатиме предоставили адвоката, но она отказалась от его услуг? Знаете ли вы причину этого отказа?

Елена Маргиева: Я знаю причину. У нас нет квалифицированных адвокатов настолько, чтобы они могли ее защитить. Да и потом вряд ли кто-то из наших адвокатов посмеет выйти против правительства, правящего руководства. Она сама и более квалифицированный и образованный человек в этом смысле. Все таки она сможет сказать все, что думает.

Дэмис Поландов: Елена, скажите пожалуйста, рядом с вами есть люди, которые вас поддерживают? Вы не находитесь в одиночестве в настоящий момент?

Елена Маргиева: Да, со мной друзья.

Дэмис Поландов: А коллеги вашей матери, не собираются они проводить акцию протеста?

Елена Маргиева: Насчет этого ничего пока не знаю. Они сказали подождать до завтра. Может быть, ее все таки отпустят, потому что ей ничего не говорят. Но, насколько я думаю, ее не собираются отпускать. Я ожидала чего-то такого.
XS
SM
MD
LG