Accessibility links

Нино Бурджанадзе: у меня четкий прогрузинский курс


Экс-спикер грузинского парламента Нино Бурджанадзе на встрече с премьер-министром России Владимиром Путиным

Экс-спикер грузинского парламента Нино Бурджанадзе на встрече с премьер-министром России Владимиром Путиным

ПРАГА -- В Москве прошла встреча между премьер-министром России Владимиром Путиным и лидером грузинской оппозиционной партии "Демократическое движение – Единая Грузия" Нино Бурджанадзе. О чем шла речь? На этот вопрос корреспондента грузинской службы радио "Свобода" Кобы Ликликадзе отвечает сама Нино Бурджанадзе:

- Встреча была очень интересной. Мы затронули практически все темы российско-грузинских отношений. Все прекрасно знают, что на данном этапе российско-грузинские отношения находятся практически в тупиковой ситуации. Именно поэтому необходимо разговаривать на эти темы, чтобы найти возможность хотя бы в ближайшем будущем наладить более или менее цивилизованные и нормальные отношения. Сложностей много, тем более после трагических событий августа 2008 года, но именно это и заставляет говорить обо всех проблемах, которые существуют.

- Вы взяли на себя очень большую ответственность. Уже сейчас в Тбилиси раздаются голоса, что это настоящая измена. Об этом говорят ваши вчерашние соратники. Кто-то считает, что вас можно привлечь к государственной ответственности. Не боитесь таких последствий?

- Не боюсь. К государственной ответственности нужно привлекать людей, из-за действий которых страна потеряла 20 процентов своей территории. Я же делаю все для того, чтобы найти путь выхода из критической ситуации, в которой оказалась моя страна. И то, что я услышала во время моих встреч в Москве - что нет закрытых тем и нужно искать пути на взаимовыгодной и взаимоуважительной основе, - считаю, что это очень важно. Долг каждого грузина налаживать механизм, который позволит нам вырулить из этой очень сложной ситуации. Да, это большая ответственность. Но дело касается моей страны, моей родины, и я обязана сделать то, что могу. А люди, которые оправдывают нынешнюю власть Грузии и говорят, что "мы выиграли войну", они действительно когда-нибудь понесут ответственность.

- И что делать в ситуации, когда существуют власть в Грузии и власть в России, которые друг друга ненавидят? Вы рассматривали возможность смены власти в Грузии?

- Конечно, нет. Я сюда приехала не для этого. Менять власть в Грузии или не менять - это дело только грузинского народа. Думаю, что Россия это понимает или должна понимать. Судьбу власти в Грузии должен решать только грузинский народ. Но узнать, о чем думает российский истеблишмент, как они видят российско-грузинскую проблематику и есть ли хоть минимальная готовность к тому, чтобы наши отношения стали нормальными, - это было главной задачей моего визита.

- Вам удалось понять, что Россия намерена делать в дальнейшем? Есть ли угроза возобновления войны?

- Ни о чем подобном я не слышала. Надеюсь, что слова, которые были сказаны о том, что "Россия заинтересована не возобновлять какой-либо конфликт с Грузией", были искренними. Однако было бы желательно, чтобы и грузинское руководство воздержалось от практически предвоенной риторики и антирусской истерии, которая начинает переходить в ксенофобию. Те тенденции, которые сейчас в Грузии культивируются абсолютно сознательно, очень опасны для будущего нашего государства. Саакашвили прекрасно понял, что единственная возможность для него долго оставаться у власти - это раздувать антироссийскую истерию, играть на опасности возобновления конфликта. Но это опасно, это игра с огнем. Это может плохо закончиться.

Я хотела бы задать вопрос моим бывшим коллегам, которые меня за этот визит осуждают: они видят какую-либо перспективу стабильности Грузии, восстановления территориальной целостности страны и нормального ее развития без реального диалога с самым большим и мощным государством, которое граничит с Грузией? Неоднократно наши стратегические партнеры подчеркивали, что нужно находить общий язык с Россией, искать пути решения. Да, сложно, тяжело, но я не думаю, что кому-то придет в голову обвинять господина Обаму или кого-либо из западных лидеров в прорусской политике. Если они что-то говорят, то потому, что это разумные люди, и для того, чтобы находить выход и разрешение тех сложных проблем, которые существуют в мире. А люди, которые отказываются от элементарной возможности налаживания самых элементарных отношений, - они просто неискренни.

Я хочу спросить: если государство не разговаривает с Россией, как же был открыт контрольно-пропускной пункт "Ларс"? Почему государство согласилось сделать эти шаги? Саакашвили сам посылает огромное количество тайных эмиссаров в Россию, чтобы постараться наладить с ней какие-то контакты. Но, с другой стороны, обвиняет всех, кто имеет хоть какую-то возможность...

- Что за эмиссары? Вам в Москве сказали, кто они?

- Я не представитель спецслужб. Но на Западе это прекрасно знают и понимают.

- После встречи в Москве вы выбрали пророссийский курс?

- Некорректный вопрос. У меня прогрузинский курс, и он был всегда. Но я считаю, что разговаривать с Москвой должен любой грузинский лидер, который печется о грузинских интересах. Ведь на границе с нами существует огромная страна, которая является сверхдержавой. С ней считаются и американцы, и европейцы, и китайцы, и австралийцы. Без учета этого ни один грузинский лидер - ни в оппозиции, ни в руководстве страны - никогда не сможет сделать правильный выбор. Я давно, с первого дня моей политической жизни сделала один-единственный и самый правильный выбор, которому я никогда не изменяла и никогда не изменю. Это прогрузинская политика. И что бы ни говорили, как бы меня ни пытались очернить, я эту политику менять не буду. Настанут времена, когда люди поймут правду - и в Грузии, и в России, и на Западе. Они оценят то, что сейчас делается.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG