Accessibility links

История одной даты


Разрушенная гостиница Абхазия в Сухуми

Разрушенная гостиница Абхазия в Сухуми

СУХУМИ---На прошлой неделе очередной номер одной из абхазских газет – «Нужной» – открылся набранными крупным шрифтом словами: «Поздравляем граждан республики с днем советизации Абхазии!». Зная ироничный стиль издания, многие читатели расценили это не только и не столько как поздравление с 4 марта – днем установления советской власти в Абхазии, сколько как намек на стиль работы нынешнего руководства страны, критикуемый, в частности, и в данном номере. Любопытное совпадение: 4 марта – это также и день рождения президента Сергея Багапша, которому исполнился 61 год. Кстати, вместе с вице-президентом Александром Анквабом они – выходцы из комсомольско-партийной номенклатуры.

Но вернемся к дню советизации Абхазии, как его кратко привыкли называть у нас в советские времена. В этот день в 1921 году части Красной армии, двигаясь со стороны Сочи, заняли территорию Абхазии, которая до этого более трех лет входила в состав Грузинской Демократической Республики, руководимой грузинскими меньшевиками. Абхазия была провозглашена советской социалистической республикой, но эта независимость от Грузии постепенно сошла на «нет» и через десять лет республика по воле Сталина стала уже автономией в составе Грузии.

На протяжении многих десятилетий абхазы, которые жили, работали или учились в Москве и других городах вне Абхазии собирались для общения именно в день 4 марта. В Сухуме по сию пору существует улица 4 марта. Но как праздник или памятная дата этот день в послевоенной Абхазии официально не отмечается. Впрочем, каждый год СМИ уделяют данной дате внимание, а лидеры и активисты Компартии Республики Абхазия возлагают 4 марта цветы к памятнику абхазским большевикам Нестору Лакоба и Ефрему Эшба в центре Сухума.

Несколько лет назад представители КП РА начали кампанию за то, чтобы вернуть 4 марта в список праздничных и памятных дат республики. Причем понимая, что партийная, идеологическая составляющая этой даты будет тут, скорее, только мешать, они сделали упор на то, что 4 марта 1921 года – день возрождения абхазской государственности. Но в прессе разгорелась полемика: некоторые историки, в частности Станислав Лакоба, связывали провозглашение ССР Абхазии с другой, более поздней датой. Так или иначе, предложение коммунистов не было принято.

В связи с этой датой небезынтересно коснуться вообще отношения абхазов к коммунистической идее и советской власти. Не думаю, что приверженцев этого у нас больше, чем в среднем на постсоветском пространстве. Но помнится, в свое время, в начале 90-х, в Грузии была очень популярной и заслужила много одобрительных откликов документальная книга российского автора Светланы Червонной, где уже в названии книги Абхазия именовалась коммунистической Вандеей. Думаю, это классический пример неспособности человека – в данном случае Светланы Червонной – за внешней канвой событий увидеть их внутреннюю суть.

Да, в митинговый позднеперестроечный период в СССР на абхазских митингах, в отличие от грузинских, нередко можно было увидеть транспаранты, славящие «ленинскую национальную политику» и тому подобное. Но это происходило не потому, что абхазы так уж держались за коммунистическую идеологию, а, как говорится, для политики. Грузия тогда стремилась уйти из СССР, КПСС пыталась воспрепятствовать этому, абхазы не хотели уходить с Грузией и тяготели к центру, который оставался еще коммунистическим. Только и всего.
Впрочем, были, конечно, среди абхазов и те, кто действительно держался за эту идеологию: одни в силу непреходящей марксистско-ленинской убежденности, другие в силу все той же неспособности разобраться в сути происходящего.

Причем интересно, что век назад, во время первой русской революции, среди грузин были сильны революционные, в том числе большевистские настроения, абхазы же революцию не поддержали.
XS
SM
MD
LG