Accessibility links

Обстановка на Северо-Западном Кавказе обостряется


Напряженной остается и обстановка в Кабардино-Балкарии. 5-го марта в 6 часов утра в домовладении, принадлежащем отцу лидера общественного движения «Хасе» Ибрагима Яганова, был произведен обыск

Напряженной остается и обстановка в Кабардино-Балкарии. 5-го марта в 6 часов утра в домовладении, принадлежащем отцу лидера общественного движения «Хасе» Ибрагима Яганова, был произведен обыск

ПРАГА---На Северном Кавказе продолжается акция, направленная против лидеров национального черкесского движения. Лидер Черкесского конгресса Адыгеи Мурат Берзегов из-за постоянных угроз в свой адрес и адрес своей семьи был вынужден попросить политическое убежище в США. Напряженной остается и обстановка в Кабардино-Балкарии. 5-го марта в 6 часов утра в домовладении, принадлежащем отцу лидера общественного движения «Хасе» Ибрагима Яганова, был произведен обыск.

Слово «геноцид» по отношению к тотальному уничтожению и выселению черкесов Российской империей в 19 веке, судя по всему, попало в современной России под запрет. Лидеры адыгских общественных организаций, открыто заявляющих о необходимости признания геноцида, о неприятии Олимпиады в Сочи, и о праве черкесов на репатриацию на историческую родину, стали объектом травли со стороны силовых структур и властей северо-кавказских регионов.

Мурат Берзегов, лидер Черкесского конгресса Адыгеи, был вынужден попросить политическое убежище в США. Сейчас он находится в Нью-Йорке. О том, почему Мурат Берзегов пошел на такой непростой шаг, рассказывает его заместитель по работе в Черкесском конгрессе Заур Дзеукожев:

--Мурат Берзегов, как и возглавляемый им черкесский конгресс Адыгеи, на протяжении последних шести-семи лет сделал очень многое для того, чтобы донести до мировой общественности трагическую судьбу адыгов. От себя лично и от имени черкесского конгресса она разослал в различные российские инстанции, в частности в Государственную Думу, документы, свидетельствующие о геноциде адыгов со стороны царской России. Отовсюду нам ответили, что геноцида не было, и что не надо ворошить прошлое. Год назад было отправлено обрещение черкесского конгресса также в европейский парламент. Черкесский конгресс- одна из всех общественных организаций Адыгеи, которая против проведения Зимних Олимпийских игр в Сочи и категорически отвергает идею воссоединения Адыгеи с Краснодарским краем. Все это вкупе послужило поводом для многочисленных угрод со стороны, главным образом, правоохранительных органов. В открытой форме неизвестные несколько раз говорили Берзегову, что если он не забудет слово геноцид, то будут физически устранены он и двое его сыновей. Два месяца назад также неизвестные пытались взорвать его дом. Опасаясь за жизнь сыновей, еще жва года назад он их отправил в Америку. А теперь и сам, доведенный бесконечными угрозами до предела, уехал туда же и попросил политического убежища.

В Кабардино-Балкарии, между тем, продолжается давление на Ибрагима Яганова, лидера Общественного движения «Хасе». В конце прошлого года он был сильно избит спортсменами, которые выдавали себя за исламских активистов. Одновременно с этим вооруженному нападению подвергся соратник Яганова Замир Шухов.
Теперь силовики решили зайти с другой стороны – со стороны семьи. 3 марта в доме, где проживают родители Ибрагима Яганова и семья его младшего брата, был найден пакет с неизвестным содержимым. Пакет, который нашла мать Ибрагима, лежал на заборе рядом с калиткой. Осмотрев пакет, она обнаружила в нем боевую гранату, CD-диски и какую-то литературу. После этого она сразу позвонила Ибрагиму и сообщила ему об этом. Он порекомендовал незамедлительно вызвать милицию и сдать им эти предметы. Домочадцы вызвали милицию, и вскоре из Чегемского РОВД приехала оперативная группа с саперами и изъяла пакет, удостоверившись, что он не взрывоопасен.

Спустя 2 дня, 5-го марта в 6 часов утра в домовладении, принадлежащем отцу Яганова Ибрагима, был произведен обыск. Обыск проводили сотрудники Чегемского РОВД при поддержке ставропольских ОМОНовцев. В результате обыска был обнаружен старый кавалерийский карабин 1944 года, принадлежавший отцу Ибрагима. Родителям задавали вопросы – как часто они ходят в мечеть и т.д. Говорит сам Ибрагим Яганов:

«Если бы они нашли что-то, то я бы давно был в СИЗО. Меня хотят напугать. Они приходят к нашим родителям, спрашивают, не ходим ли мы в мечеть, не молимся ли мы. Нас хотят связать с исламскими радикалами. Это уже похоже на репрессии. Они не останавливаются.»
XS
SM
MD
LG