Accessibility links

Международный уголовный суд собирает материалы по преступлениям августовской войны


Международный уголовный суд в Гааге

Международный уголовный суд в Гааге

ПРАГА -- В начале этой недели в Москву приезжала делегация Международного уголовного суда, во главе с прокурором Луисом Морено-Окампо. Зарубежные делегаты встретились с представителями МИД, Минобороны, Генпрокуратуры и СКП России. Делегацию ознакомили с результатами проводимого СКП РФ расследования о совершенных в ходе войны августа 2008 года преступлений. В рамках расследования преступлений в ходе конфликта этот визит МУС в Россию стал первым. В ноябре 2008 года представители МУС посетили Грузию.

О том, что входит в компетенцию МУС рассказывает юрист правозащитного Центра Мемориал Кирилл Коротеев:

--Международный уголовный суд компетентен рассматривать дела трех видов самых тяжких международных преступлений- против человечности, геноцид и военные преступления. Его компетенция распространяется на территорию стран-участников и на всех граждан этих государств-участников. Поэтому, направляя жалобы в международный уголовный суд, Россия использует единственное основание компетенции-территориальная компетенция Грузии. Таким образом, позиция может быть даже и не последовательна. С одной стороны, Россия признает Южную Осетию частью Грузии, обращаяся в международный уголовный суд, с другой-независимым государством.

В МУС поступили жалобы от 3800 жителей Южной Осетии. Большая часть этих жалоб было направлено в суд через МИД России, однако, как поясняет Кирилл Коротеев, МИД выступил лишь как посредник, по крайней мере формально.

“В данном случае это не обращение государства, а именно индивидуальные сообщение о преступлениях на имя прокурора. Также и из Грузии тоже идет поток жалоб на этническую чистку от этнических грузин, проживавших в Южной Осетии. Грузия также не делает запрос как государство, хотя Грузия могла бы это сделать. Потому что государство может обратиться в международный уголовный суд и это куда более сильное основание для начала расследования, чем индивидуальное сообщение. Но видимо, поскольку грузинским властям есть чего бояться, например обвинений в неизбирательнйо бомбардировке Цхинвали, то также происходит просто направление индивидуальных сообщений,” говорит Коротеев.

Перспективы дела в Международном уголовном суде пока туманны. Ведь прокурор еще не ведет расследование, а лишь собирает материалы, и на это у него уже ушло полтора года. Говорит Кирилл Коротеев:

--Дальше нет расследования; идет то, что прокурор называет предварительным анализом. Он уже полтора года изучает вопрос, обратиться ли ему с решением на расследование. Прокурор может открыть расследование, но в данном случае расследование будет вестить в отношении обеих сторон.
XS
SM
MD
LG