Accessibility links

Датские параллельные миры


Из живущих в Дании пяти с половиной миллионов человек более 7 процентов – иностранцы

Из живущих в Дании пяти с половиной миллионов человек более 7 процентов – иностранцы

КОПЕНГАГЕН (Корр. Радио Свобода)---Из живущих в Дании пяти с половиной миллионов человек более 7 процентов – иностранцы. За последние три десятилетия их число возросло семикратно, а ислам стал второй по значимости религией в лютеранском обществе. По прогнозам, к 2020 году количество иностранцев в Дании удвоится – до 14 процентов. Как складываются отношения коренного населения с теми, кого здесь принято называть "новыми датчанами"?

Скандинавские государства, в том числе и Дания, не имеют традиций многонационального проживания – исторически это страны с гомогенным населением. И хотя в Дании ещё со времён Средневековья находили убежище голландцы, немцы, цыгане и французы-гугеноты, лишь в последние десятилетия страну в массовом порядке начали обживать представители разных этнических групп. Всерьез об иностранцах в Дании заговорили, когда в послевоенную Европу начали завозить дешёвую рабочую силу из Турции, Пакистана и Северной Африки. Второй значительный поток эмигрантов пришёлся уже на 1980-1990-е годы: в Дании тогда обрели свой дом бывшие жители Сомали, Палестины, Афганистана, Ирана, Косова.

– Поначалу в Данию приезжали более или менее образованные люди, однако потом стал приезжать кто угодно. И если до 1980-х годов присутствие в стране мусульман было экономической проблемой, то после 80-х стало культурной: к безработным прибавились и малограмотные беженцы. Я помню те дни: нас уже сторонились, и всё чаще возникал вопрос культурной несовместимости, – говорит лектор университета Южный Фюн, выходец из Турции Мехмет Несеф.

Сегодня в Дании живут более 400 000 иностранцев. В большинстве своем это турки и арабы. За ними идут выходцы из Югославии, Вьетнама, Пакистана, Ирана, Сомали. Вместе с "новыми датчанами", как дипломатично обозначили здесь переселенцев, в датский язык вошёл и термин "интеграция", призванный заменить в европейском политическом словаре "ассимиляцию". Замена принципиальная: если латинский корень последнего слова грозил безвариантным "уподоблением", то новый термин переводился куда оптимистичней – "восполнение".

Процесс восполнения мигрантами нехватки рабочих рук включал в себя не только равное с датчанами право на труд, образование и социальные услуги, но и сохранение национальной самобытности. Одним из важнейших и реально работающих средств решения этой задачи и по сей день являются датские библиотеки. Статистика и социологические опросы свидетельствуют, что "новые датчане" пользуются библиотеками больше, чем коренные жители, хотя эти показатели в Дании в целом – одни из самых высоких в мире.

– Датское библиотечное сообщество стремится помочь этническим меньшинствам максимально использовать библиотеки для достижения жизненных целей. "Новый датчанин" должен иметь возможность узнавать о положении дел у себя на родине из газет и журналов на своем языке, а кроме того, получать необходимую поддержку для интеграции в датское общество – на родном языке знакомиться с материалами о датской культуре, системе социального обеспечения, образовании и т. д. Эта задача решается через сеть публичных библиотек, а развитие Интернета открывает здесь неограниченные возможности, – говорит датский библиотекарь Метте Расмуссен.

Библиотечные услуги, разумеется, составляют лишь часть программ по интеграции иностранцев. Но, несмотря на эти программы, проблема "новых датчан" остаётся одной из самых острых в датском обществе. Результаты продолжающегося социального эксперимента далеки от желаемых, и этнические меньшинства зачастую остаются группами, весьма обособленными от течения окружающей жизни. Датским политикам пришлось сменить тактику: в 2002 году муниципальным властям было дано право самим решать вопрос о целесообразности обучения детей эмигрантов на их родном языке. Такое новшество, введенное с целью активизировать изучение датского языка за счёт ослабления связей с родной культурой, вызвало в обществе горячие дебаты. Зазвучали опасения, что школьники-иностранцы не смогут толком выучиться ни на одном из языков...

Другим показателем успешной интеграции иностранцев в датское общество является так называемая "экономическая ассимиляция". Как утверждают социологи, датчане весьма толерантны к работающим иностранцам, даже если последние при этом слабо знакомы с датской культурой. Практика, однако, показывает, что вхождение на рынок труда не сильно способствует взаимному интересу коренных и "новых" датчан.

– Я не ищу особых контактов с датчанами, хотя ничего против них не имею. Дело тут не в национальном неприятии, а в изначальных культурных отличиях и разных интересах. Мне гораздо интересней общаться с моими соотечественниками, составляющими, наверное, половину моих знакомых в Копенгагене. А ещё на работе у нас интернациональный коллектив, так что общения и без датчан хватает, – говорит программист Антонио Вальдес, кубинец по происхождению.

Надо признать, что этот "новый датчанин" не одинок в своём мнении: сейчас в Дании уже открыто говорят о сложившемся параллельном обществе, приметы которого видны невооружённым глазом. Согласно данным института CATINET, проводящего социологические исследования в Скандинавии, 45 процентов населения Дании совершенно не заинтересовано в налаживании отношений с живущими в стране иностранцами. Результаты исследований, проведённых институтом по заказу Датской организации помощи беженцам (Dansk Flygtningehjælp), свидетельствуют, что лишь 13 процентов из опрошенных этнических датчан настроены на контакт со своими новыми соотечественниками. Датская организация помощи беженцам находит приведённые цифры весьма тревожными и считает, что для успешной интеграции иностранцев в датское общество местному населению необходимо проявлять больше сознательности и личной инициативы, а не оставлять решение этого вопроса исключительно на усмотрение политиков.
XS
SM
MD
LG