Accessibility links

Теракты в московском метро: версии


В результате взрывов в московском метро погибли 39 человек

В результате взрывов в московском метро погибли 39 человек

МОСКВА (Корр. Радио Свобода)---Официальной версией взрывов в московском метро, в результате которых погибли 39 человек, по-прежнему является теракт, подготовленный представителями одной из террористических группировок, базирующихся на Северном Кавказе.

Об этом ранее заявил глава ФСБ России Александр Бортников. В правоохранительных органах считают, что теракт стал местью боевиков за недавнее уничтожение их лидеров Саида Бурятского и Анзора Астемирова. Российские эксперты, не отрицая такой возможности, отмечают, что для подготовки взрывов в метро требуется от двух до четырех месяцев, а Саид Бурятский был уничтожен 8 марта.

По данным российских СМИ, в организации и подготовке взрывов могли участвовать две девушки-шахидки 18-20 лет, мужчина по фамилии Матаев и две женщины славянской внешности 25 и 40 лет. Мужчину и женщин сейчас разыскивает милиция. Внешность террористок и их пособников удалось установить благодаря камерам видеонаблюдения, которые установлены в метро.

По данным газеты "Коммерсант", которая ссылается на неназванные источники в правоохранительных органах, Саид Бурятский (он же Александр Тихомиров) подобрал в Чечне и Ингушетии около 30 потенциальных шахидов, которых начали готовить в медресе в Турции. По информации следователей, девять шахидов из этой группы уже совершили самоподрывы. Следователи считают, что женщины-шахидки могли быть из этой группы Тихомирова.

Бывший сотрудник ФСБ, адвокат Михаил Трепашкин полагает, что взрывы в московском метро напрямую связаны с деятельностью российских силовиков на Кавказе:

– Следы ведут на Кавказ и, скорее всего, в Ингушетию. Потому что именно там в последнее время творилось больше всего беззакония. Часто за объявлением о том, что убит тот или иной террорист, имеется и иная информация – на самом деле иногда под пули попадают лица, совершенно не виновные, и их объявляют террористами.

Эксперт по Северному Кавказу Санобар Шерматова считает, что, судя по картине произошедшего, теракты в московском метро могли совершить только тщательно подготовленные члены серьезной террористической организации:

– Мне кажется, что самая серьезная версия - та, что теракт совершили смертники из Северного Кавказа. Никак нельзя согласиться с тем, что это могут быть самостоятельные одиночки, которые решили отомстить, нацепили на себя пояса шахидов и пошли взрывать метро. Обычно за такими смертницами стоит целая организация, которая подпирает этих женщин, готовит их психологически, обеспечивает взрывчаткой, потом сопровождает до места и следит за тем, как пройдет акция. Нет никакой гарантии, что подобные взрывы в Москве не повторятся. Как показали события, наши спецслужбы не имеют оперативной информации, а если они ее и получают, то не в силах такие эксцессы предотвратить.

Теракты в московском метро мог организовать Павел Косолапов, которого подозревают в подрыве "Невского экспресса", а также в организации предыдущего теракта в московском метро в феврале 2004 года. Об этом сегодня пишет "Московский комсомолец". Тогда при взрыве поезда между станциями "Автозаводская" и "Павелецкая" погиб 41 человек. Косолапова также подозревают в организации взрывов на автобусных остановках в Воронеже, на газопроводе и ЛЭП в Подмосковье, на вещевом рынке в Самаре и у станции метро "Рижская" в августе 2004-го. Теракт в московском метро может быть и разовой акцией, но эксперты опасаются, что это лишь начало необъявленной террористической войны. Российские силовые структуры должны менять тактику борьбы с терроризмом, считает редактор сайта "Агентура.ру" Андрей Солдатов:

– Дело в том, что такого вида теракты предотвращает только сложная агентурная работа и на Северном Кавказе, и здесь. Это работа спецслужб, и она никак не связана с мерами, когда выстраивается оцепление или проверяются документы.

А пока след террористов, взорвавших московское метро, ищут в Ингушетии. Власти республики начали проверку семей боевиков на предмет их возможной причастности к московским взрывам. Об этом сообщила пресс-служба президента Ингушетии Юнус-Бека Евкурова. Однако сам президент сказал на совещании, что "нет повода для того, чтобы увидеть в случившемся ингушский след".

* * * * * * * *
Виталий Шария: Взрывы в переполненных вагонах московского метро, унесшие вчера утром около сорока человеческих жизней, являются, конечно, в эти дни одной из самых обсуждаемых в Абхазии тем.

Трагедия в столице России, каких там не было уже более пяти лет, заставила вновь задуматься о природе терроризма. Доводилось слышать такую формулировку: «Терроризм - оружие слабых». Конечно, она может вызвать возражения: ведь фанатиков, коими непременно и являются террористы, вовсе не отнесешь к числу людей слабых духом. Другое дело, что прибегать к терроризму приходится, как правило, представителям силы, которая не в состоянии одолеть в открытом сражении другую силу, неизмеримо ее превосходящую.

Если говорить о национальном движении, то, как известно, террористические акты давно взяли на вооружение баски Испании, создавшие организацию ЭТА. И тем самым они лишились симпатий и сочувствия многих людей в мире, которые поддерживают право народов на самоопределение. То же самое произошло в определенный момент и с чеченскими борцами за независимость, а именно они, по сообщению ряда информагентств, взяли на себя ответственность за взрывы в Москве 29 марта.

Иной раз мне и некоторым моим знакомым приходило в голову такое размышление. Силы сторон, когда началась грузино-абхазская война, были абсолютно неравные; если взять соотношение численности этносов, то это «сорок к одному». Могли бы абхазы, сложись ход войны по-другому, стать на путь терроризма? Что ж, зарекаться тут нельзя. Ведь абхазское руководство не исключало в первые дни войны варианта, что ополченцам придется уйти в горы и вести партизанскую борьбу, неизбежным атрибутом которой являются взрывы важных объектов противника. И как знать: может, кем-то в какой-то момент могла быть перейдена моральная черта, отделяющая такие взрывы от взрывов, жертвами которых являются мирные жители?

Но абхазы с помощью северокавказских братьев, казаков, других добровольцев сумели одержать победу в открытом бою, а потом многие у нас не раз подчеркивал, что, наоборот, мы сами стали жертвами терроризма: на протяжении всего послевоенного времени в Абхазии гремели взрывы, организованные извне: в электричке, кафе, мусорных урнах в людных местах... Порой эти взрывы уносили человеческие жизни. ... Когда-то несколько первых месяцев грузино-абхазской войны мне довелось прожить на гудаутской турбазе «Черноморец» на одном этаже со знаменитым в будущем Шамилем Басаевым. Впрочем, он уже и тогда, пусть в меньших масштабах, был знаменит. «Фантастический человек», - выдохнула, помню, корреспондентка московской газеты после интервью с ним.

Когда разгорелась первая русско-чеченская война, симпатии абхазского общества были на стороне чеченцев, что много раз находило отражение в нашей негосударственной прессе. Но почти никто не отправился помогать чеченцам с оружием в руках. Один известный деятель абхазского национально-освободительного движения рассказывал мне году в 95- м, как, поехав в Чечню, целую ночь разговаривал с Басаевым (тот, кстати, был женат на абхазке) и пытался объяснить ему это тем, что в 92-93-м за абхазов воевало не только много чеченцев, но и много русских; теперь же, выступив с оружием за одних, мы направили бы его против других своих недавних соратников.

Ну а потом наступило время терактов в Москве, Буйнакске, Беслане... Кровь и смерть невинных детей нельзя оправдать даже самыми возвышенными, самыми разделяемыми кем-то целями. С этим, думаю, не возьмется спорить даже Валерия Новодворская.
XS
SM
MD
LG