Accessibility links

В Тбилиси ответили на заявление Патрушева


МИД Грузии заявил, что “заявление Патрушева больше направлено на прикрытие непрофессионализма и беспомощности российских спецслужб"

МИД Грузии заявил, что “заявление Патрушева больше направлено на прикрытие непрофессионализма и беспомощности российских спецслужб"

ТБИЛИСИ---Российские следователи вместе с другими версиями рассматривают и версию “грузинского следа” в организации терактов в московском метро. Об этом сообщил секретарь совета безопасности России Николай Патрушев. На заявление Патрушева в Тбилиси ответили на официальном уровне.

Ждали, неоднократно слышали, но тем не менее с настороженностью встретили в Тбилиси заявление секретаря совета безопасности России Николая Патрушева о возможной причастности Грузии к организации терактов в Москве.

«Все версии нужно проверить. К примеру, есть Грузия и лидер этого государства Саакашвили, поведение которого непредсказуемо. К сожалению, ряд стран оказывают ему помощь, в том числе военную. Мы говорим, что это недопустимо. Он один раз уже развязал войну. Не исключено, что развяжет вновь. У нас была информация о том, что отдельные сотрудники грузинских спецслужб поддерживают контакты с террористическими организациями на российском Северном Кавказе,» заявил Патрушев корреспонденту “Интерфакс”.

Сам президент Грузии Михаил Саакашвили в день взрывов в Москве выразил соболезнования семьям погибших и осудил произошедшее. «Терроризм - это мировая проблема, и на этот раз жертвами террористов стали в Москве десятки безвинных граждан», отметил президент Грузии. В ответ на подозрения Тбилиси отреагировал критикой. МИД Грузии уверен, что международное сообщество даст соответствующую оценку заявлению секретаря совета безопасности России Николая Патрушева. Об этом заявил заместитель министра иностранных дел Грузии Давид Джалагания.

“Заявление Патрушева больше направлено на прикрытие непрофессионализма и беспомощности российских спецслужб. Хочу напомнить о февральском теракте 2005 года в Гори у здания полиции. Следствие установило, что теракт был инспирирован и осуществлен специалистами ФСБ. Надо учесть, что в это время шефом ФСБ был Патрушев,” сказал Джалагания.

В МИД Грузии считают, что последние теракты российская власть использует для репрессии против политических оппонентов, разжигания ксенофобии по этническому и религиозному признаку. Госминистр по европейской и евроатлантической интеграции Гия Барамидзе слова Патрушева оценил как продолжение агрессивной политики против Грузии.

“Это заявление-клеветническое и провокационное и направлено на своего рода подготовку российского общества к предполагаемому сценарию, в том случае, если Россия захочет против Грузии осуществить вторую волну агрессии,” сказал Барамидзе.

В грузинских официальных кругах отмечают, что Грузия является активным участником антитеррористической коалиции и вносит свой
Заявление Патрушева больше направлено на прикрытие непрофессионализма и беспомощности российских спецслужб
вклад в дело борьбы против терроризма, как в регионе, так и за его пределами. И что президент Саакашвили, прийдя к власти, активно помогал тогда президенту Путину в борьбе против террористов на Северном Кавказе.

Патрушев и другие высокопоставленные представители российских спецслужб и раньше неоднократно делали заявления о связях Грузии с различными террористическими организациями, в том числе с «Аль-Каидой». Краткое затишье было после осуществления Вашингтоном программы "Оснащение и обучение" в Панкисском ущелье. Эксперт по вопросам Кавказа Мамука Арешидзе говорит, что за последнее время это уже шестое заявление с таким содержанием.

“Пусть представят доказательства, если они есть, тогда можно потребовать от своих властей ответа. А так ошибки перебрасывают со здоровой головы на больную. Мы же все хорошо знаем, что у ФСБ была информация о том, что готовится теракт,” говорит Арешидзе.

Часть общества Грузии считает, что к упрекающим заявлениям Москву порой провоцируют сами грузинские власти. В пример приводится создание телеканала “Первый Кавказский”, который сегодня передал аудиозапись, распространенную в интернете от имени Доку Умарова и Имарата Кавказа. На аудиозаписи некий мужчина, представившийся Доку Умаровым, снимает с себя любую ответственность за эти теракты и обвиняет в них ФСБ и президента Путина. Эксперт Мамука Арешидзе идею о сплочении кавказских народов и создание “Первого Кавказского” не считает провокационным шагом, хотя у него есть свои замечания к грузинским властям.

“Постановление парламента о геноциде черкесского народа считаю провокацией. Российские власти привыкли рубить с плеча. Как это было в случае с Абхазией и Южной Осетией. Я не говорю о признании, а поддержке годами сепаратизма на нашей территории. А мы-маленькая страна. Мы как-то должны учитывать реальность,” говорит Арешидзе.

По словам военного эксперта Ираклия Аладашвили, “Россию умом не понять-это все говорят, не только сейчас, это было принято веками.”

“Если Россия не дай бог использует московские теракты и сегодняшний взрыв в Кизляре и захочет, как в 1999 году начали вторую чеченскую войну, так же что-то против Грузии начать. Россия выйдет настоящим агрессором еще раз,” говорит Аладашвили.

Хотя политики и политологи больше склонны к мнению, что все эти заявления реакция на то, что Запад продолжает сотрудничать с президентом Грузии. И что Россия старается дискредитировать Грузию перед американскими и европейскими партнерами.

* * * * * * * * *
В нашей постоянной рубрике «Некруглый стол» мы обсудим заявление Николая Патрушева о “грузинском следе” в расследовании терактов в Москве. Наши собеседники: в пражской студии – главный редактор радио «Эхо Кавказа» Андрей Бабицкий, в Москве – публицист и писатель Юлия Латынина. Мой первый вопрос вам, Юлия. Скажите, пожалуйста, это заявление – новая форма сослагательных обвинений, что, возможно, кто-то есть чей-то след? Как это можно объяснить? Это прозвучало их уст чиновника очень высокого ранга.

Юлия Латынина: Ну, собственно, это был мой первый вопрос, когда я это увидела. В конце концов, у нас приблизительно раз в месяц Патрушев говорит, что Грузия на Северном Кавказе что-то взрывает. Но пора бы или доказательства представить, или перестать говорить словами, которые кажутся непотребными даже в газете «Жизнь». Но честно говоря, две вещи: во-первых, мне кажется совершенно не интересным заявление Патрушева как таковое, или там заявления госпожи Яровой, что это типа то же самое, что оппозиция. Типа тяжелый случай клинического маразма, что тут комментировать. Единственное, что я должна сказать, я не знала, что в Грузии на Первом Кавказском появилась запись Доку Умарова, который то же самое, только с другой стороны, и, в общем, это несколько извиняет господина Патрушева. Я не хочу сказать, что это равнозначные вещи, потому что в конце концов это не грузинские власти заявили, что Путин все взорвал, они просто передали слова Доку Умарова... То есть реакция российских властей мне наконец-то стала понятной.

Олег Кусов: О заявлении Доку Умарова еще поговорим. Я вас еще хочу спросить, Юлия. Не только Патрушев, но и другие должностные лица обвинили Грузию. Это что, форма политического давления на страну, или правда, опасность исходит?

Юлия Латынина: Нет, ну господь с вами. Ребята просто страшно растеряны. У них проблема... Ведь у них на Кавказе все время что-то взрывается, и пока это взрывалось не в Москве, было возможно не то что игнорировать, но раз в месяц они там говорят, после того, как взорвут Евкурова, или после того, как взорвут назрановское ГОВД, они говорят, вот мы будет обязательно реагировать, мы раздавим террористов железной пятой и так далее. А поскольку им надо что-то сказать, сделать они ничего не могут, вот они и говорят, говорят то, что придет в то, что у них вместо головы.

Олег Кусов: Мой вопрос Андрею Бабицкому. Скажите, Андрей, но ведь в Грузии действительно была проблема Панкисского ущелья. Может быть, есть основания предполагать о каких-то связях?

Андрей Бабицкий: Ну вы знаете, проблема Панкисского ущелья довольно давно решена, фактически все активные боевые группы оттуда в ту или иную сторону эвакуировались, и сегодня за Панкисским ущельем довольно основательно следят грузинские спецслужбы. Что касается контактов, я их исключаю, основываясь на собственной инсайдерской информации, исключаю если не на 100%, то где-то близко к этому, поскольку я знаю совершенно точно, что сразу после августовской войны Доку Умаров, причем в открытой форме, предложил Грузии что-то вроде сотрудничества, и потом уже действительно некие эмиссары «Имарата Кавказ» искали контактов с грузинскими спецслужбами, и, насколько я понимаю, чуть больше года назад некое ответное движение из Тбилиси было, на уровне отдельных людей, но очень кратковременный интерес. То есть фактически на моих глазах это появилось, кто-то приехал пообщаться, но сразу угасло. Когда молодые чеченцы попытались собраться в Панкисском ущелье из Европы для того, чтобы уйти воевать в Россию прошлым летом, грузинские службы безопасности попросили их покинуть территорию страны. И они вынуждены были уехать, попытались через Азербайджан проникнуть, там были убиты, один схвачен. В общем, история почти не известная, но показывающая, какое отношение у грузин сегодня к «Имарату Кавказ». Я должен сказать, что грузинская власть сегодня действительно заинтересована в Северном Кавказе, но она остановила свой выбор на национальных движениях, на националистах того или иного толка.

Олег Кусов:
Вопрос Юлии Латыниной. Юлия, скажите, пожалуйста, вас не удивили новые крылатые выражения премьер-министра России? Ведь я помню, что в 1999 году именно будучи премьер-министром, он как раз начал эту серию высказываний скабрезных.

Юлия Латынина: Вы знаете, действительно, мне кажется, второй раз говорю, мы не то обсуждаем, потому что высказывания этих людей, на мой взгляд, обсуждать бесполезно. Есть некая история, которая заключается в том, что 11 лет происходят взрывы по России, с неким перерывом в 2006-2007 годах после убийства Басаева и сравнительного тактического успеха в Чечне, потому что понятно, что президент Чечни и его окружение – это единственные люди на Северном Кавказе, которые не платят боевикам. Чего нельзя сказать обо всех других республиках. 11 лет это происходит, и когда это происходит не в Москве, то этого власть старается не замечать. Но самое удивительное, что этого старается не замечать и общество. Если позиция власти для меня очевидна, потому что когда там взрывается электричка в Ессентуках или рынок в Самаре, то власти выгоднее об этом скорее забыть, потому что это не вписывается в картину вертикали власти. Но почему об этом выгодно забыть обществу, я не понимаю. Почему общество не обсуждает то, что на Северном Кавказе мы имеем дело не с освободительной борьбой, уже давно, а с джихадом, причем это по всему Северному Кавказу, более того, с оборонительным джихадом, то есть с людьми, которые говорят, что наша цель – построение «Имарата Кавказ», и каждый мусульманин должен принимать участие в джихаде против неверных, это его индивидуальная обязанность. Почему мы не обсуждаем это печальное обстоятельство, мне понять трудно.

Олег Кусов: Спасибо, и Андрей, я вас хочу вернуть к тебе Доку Умарова. Якобы его голос прозвучал на Первом Кавказском канале, как все это понимать?

Андрей Бабицкий: Я думаю, что слова Патрушева – это в значительной степени действительно реакция. Москва обиделась, что некто, назвавшийся Доку Умаровым, или кого назвали Доку Умаровым, прозвучал по грузинскому телевидению, но на самом деле это не Доку Умаров. Буквально, в течение последнего получаса, на сайте «Кавказ-центр» был выложен видеоролик, где Умаров берет на себя ответственность за взрывы в Москве, и ситуация возвращается в привычное русло, и все этот ролик расставляет на свои места. Но я думаю, конечно, Первый Кавказский немного перебирает в своем, так сказать, повышенном интересе к фигурам типа Умарова.
XS
SM
MD
LG