Accessibility links

Гвинджия: для нас очень важна Латинская Америка


Новому министру иностранных дел Максиму Гвинджия 34 года

Новому министру иностранных дел Максиму Гвинджия 34 года

СУХУМИ---Колумбия не станет признавать независимость Южной Осетии и Абхазии. Об этом сегодня заявил глава колумбийского МИД Хайме Бермудес, выступая в Российском университете дружбы народов. На днях, после визита абхазской делегации Венесуэлу, Аргентину, Чили, Боливию и Эквадор многие аналитики говорили, что независимость Абхазии в ближайшее время могут признать Боливия и Эквадор. Министр иностранных дел Абхазии Максим Гвинджия еще более оптимистичен - он считает, что Абхазию признают четыре государства.

Новый министр иностранных дел Максим Гвинджия очень необычный для Абхазии министр. Он не просто моложе всех министров, он многим из них годится в сыновья. Максиму всего 34 года.

Но и это не все. У Гвинджия есть страничка в одноклассниках, российской социальной сети, он увлекается джазом и любит активно проводиться свободное время.

Максим говорит, что в его жизни с назначением на одну из ключевых должностей в государстве ничего в его жизни измениться не должно.

“Я против того, чтобы отношения моих близких и родственников менялась. Я не хочу этого. Я простой молодой парень. Я просто делаю свою работу. Какая разница, я министр или замминистра или просто кто-нибудь другой. Я хочу, чтобы ко мне относились как к прежнему другу. Я не хочу, чтобы что-то менялось. Меня все поздравляют; они рады. Я рад, что люди воприняли мое назначение положительно,” говорит министр иностранных дел Абхазии.

Свое назначение Гвинджия встретил очень далеко от дома в Латинской Америке. Там он посетил пять стран, четыре из которых как уверен Гвинджия, в скором времени должны признать независимость Абхазии. Речь идет об Аргентине, Чили, Боливии и Эквадоре.

“Латинская Америка-уникальное место на земном шаре, где страны (больше имея в виду страны блока Альба и такие страны, как
Лучше потратить драгоценное время на поиски друзей, чем на скандалы с врагом
Аргентина, Эквадор, Чили) проводят независимую политику. В своих решениях они не руководствуются советом из Вашингтона, Лондона или Брюсселя. Поэтому для нас очень важна Латинская Америка. Потому что вопрос признания Абхазии не зависит от того, что у нас нет прав на признание, международного права, но вопрос нашего непризнания больше зависит от позиции западных стран. Нас не признают, потому что мы-Абхазия, потому что мы-союзники России, потому что мы противостоим западному любимчику-Грузии,” говорит Гвинджия.

Глава внешнеполитического ведомства Абхазии считает, что имеют место ряд вредных стереотипов о Южной Америке, по его же словам, все эти страны являются очень динамичными в своем развитии, и особенно Чили.

В Чили Гвинджия кстати, узнал о том, что такое землятрясение, когда отель, в котором остановился молодой министр треснул пополам. Абхазия внесла свой посильный вклад в помощь пострадавшим от землетрясения в виде палаток и спальных мешков.

Министр иностранных дел говорит, что не намерен только сидеть в своем рабочем кабинете и намерен проводить много времени в поездках.

“Мы будем заниматься очень активной внешней политикой активно. В течение года мы отправим несколько делегаций в разные части мира. Мы все таки добьемся того, чего мы хотим. Самое главное, что мы понизим уровень сотрудничества, или уровень нашего участия в переговорах с Грузией. Министр не будет больше заниматься вопросами Грузии, потому что мы потратили на Грузию очень много времени и сил. И это не принесло никакого результата. Лучше потратить драгоценное время на поиски друзей, чем на скандалы с врагом. Отношения с Грузией мы переведем на уровень отдела,” говорит министр.

По словам Гвинджия, реально для него мало что изменилось со вступлением в должность министра иностранных дел. МИД давно и хорошо сплоченный коллектив.

“В моей жизни это большой переломный момент. Но, я не думаю, что что-то для меня изменилось. Наша работа в МИДе не должна зависеть от того, кто стал министром. У нас есть долгосрочные проекты, план действий, который мы отрабатываем уже много лет. Мы вместе с предыдущим министром Сергеем Шамба разрабатывали эти проекты Мы будем это продолжать,” говорит Гвинджия.

Пока властная элита в Абхазии представлена политиками, пришедшими к власти в начале 90-х годов прошлого века. Гвинджия единственное исключение на властном олимпе.

Было бы неплохо, если как можно больше членов правительства знали английский язык, владели современными технологиями и уступили место политикам нового поколения.
XS
SM
MD
LG