Accessibility links

ПРАГА -- В рубрике "Гость недели" на линии прямого эфира из Тбилиси журналист Звиад Коридзе.

Александр Касаткин: Не так давно в докладе американского госдепа по правам человека Грузия была подвергнута очень жесткой критике. Авторы документа пришли к выводу, что в медиальной сфере наблюдается регресс, связанный с возрастающим контролем государства. Вы согласны с такой оценкой или как-то подкорректируете ее?

Звиад Коридзе: Можно сказать, что согласен. И это отношение западных, включая американских и европейских экспертов и государственные органы тоже, которые делают доклады по правам человека. Все это началось после 7 ноября 2007 года, которое было, можно сказать, олицетворением, материализованным видом нарушения прав человека, с одной стороны, и нарушения свободы слова, с другой стороны. После этого встала тематика, которая всегда волновала граждан и людей, заинтересованных в свободе слова в Грузии, она стала уже явью, это была непрямая, косвенная цензура, это был вопрос непрозрачности владельцев медиа, особенно электронных, это финансовые потоки, которые идут в грузинские средства массовой информации и неразвитость, можно сказать нарочная, в сфере дистрибуции газет. Так что все это, естественно, собралось, с 7 ноября это стало явным фактором, когда насильственно, с помощью вооруженных сил – не армии, а именно вооруженных людей правительство смогло заглушить частную телекомпанию.

Александр Касаткин: Но вот сейчас нынешнюю ситуацию в грузинских СМИ многие оценивают, напротив, как сравнительно благополучную. Например, у вас на государственных каналах оппозиция может выражать свое отношение к происходящему. Значит, все-таки мы должны говорить о пусть скромных, но все-таки каких-то достижениях грузинской демократии.

Звиад Коридзе: Если считается демократическим подходом только то, что на каком-то канале, или, может, на всех каналах увидишь политиков-оппозиционеров, которые, допустим, в это время уже включились в предвыборную кампанию – вы же знаете, что 30 мая в Грузии выборы в органы местного самоуправления, и, что самое важное, в столице Грузии избирается в первый раз прямыми выборами мэр города, конечно, если это считать или заслугой правительства или считать фоном восходящей демократии, то я с этой позицией не согласен. Вот, кстати, очень интересные факты... Если посмотрите в течение последних недель, допустим, те каналы, которые общенациональные, а таких в Грузии три – это Общественный канал, Рустави-2 и Имеди, и все втроем находятся под серьезным контролем правительства или разных правительственных кругов, то на этих каналах уже начали очень интересный эксперимент. Допустим, нынешний действующий мэр города, который тоже избирается правящей партией, во всяком случае, есть намерение, что он будет кандидатом в мэры города Тбилиси от правящей партии на этих выборах, его уже не выставляют в первом блоке новостей, его стараются показать, допустим, во втором блоке и показать только в позитивном плане: как он идет на стройку эстакады, какого-то жилого корпуса или открывает какой-то новый заводик маленький или цех – не имеет значения, только в позитивном контексте.

Александр Касаткин: Звиад, у нас очень мало времени, потому короткий вопрос и короткий ответ. Почему вы ушли с оппозиционного канала, на котором работали?

Звиад Коридзе: Во-первых, я не считаю каналы оппозиционными и неоппозиционными, а на этом канале программа, которую вел я и другие мои коллеги, это была программа, которая называется «Уцноби Кавкасия», то есть «Неизвестный Кавказ», программа принадлежит не этой компании «Маэстро», а радиокомпании «Уцноби». Это была вначале радиопрограмма, потом сделали телевизионной. Но телевидение решило закрыть. Они закрыли эту программу, сказали, что им нужны только свои программы.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG