Accessibility links

Борьба за финансовые ресурсы?


Согласно южноосетинской конституции, де-факто президент контролирует в Южной Осетии всю исполнительную власть, а не только финансовое ведомство

Согласно южноосетинской конституции, де-факто президент контролирует в Южной Осетии всю исполнительную власть, а не только финансовое ведомство

ПРАГА---Противостояние властей в самопровозглашённой республике Южная Осетия приобретает характер публичных скандалов. Президентское окружение не может сдержать недовольство действиями правительства. Эксперты полагают, что в основе конфликта между ними лежит стремление контролировать финансы.

Согласно южноосетинской конституции, де-факто президент контролирует в Южной Осетии всю исполнительную власть, а не только финансовое ведомство. Например, для отстранения от должности главы правительства ему достаточно только уведомить, проще говоря, известить республиканский парламент. Он так же формально в силах отправить в отставку любого члена правительства.

Казалось бы, полномочий у главы республики хватает, но противостояние отставками не сопровождается. По каким-то причинам их нет. И тут в ход пошли уголовные дела. Что может стоять за столь серьёзным скандалом? Стороны ведут борьбу за финансовые ресурсы, убеждён осетинский общественный деятель Руслан Магкаев.

“Сейчас Бровцев выбивает из-под него эти деньги. То есть, он покусился на основу власти. Но Бровцев сам не такая великая личность, которая может на поле Кокойты вести игру против него и выиграть. Руководство в Кремле стоит за Бровцева. У Бровцева будет получаться его игра. И тогда будет власть того, кто будет получать эти финансовые потоки. То что они сейчас ведут между собой перепалку, это очень выгодно для Южной Осетии. Всплывает истина,” говорит Магкаев.

Ещё в августе 2008 года российский премьер-министр Владимир Путин сообщил, что Москва намерена выделить на восстановление Южной Осетии 10 миллиардов рублей. По сообщениям правительственных источников, деньги стали поступать с конца того же года, но постепенно. Первое время ими распоряжались местные власти, поскольку присланный Москвой в октябре 2008 года на должность премьер-министра Асланбек Булацев очень быстро ушёл на больничный и в распределение финансов не вмешивался. После отставки Булацева (по состоянию здоровья), в августе 2009 года Москва прислала в Цхинвали Вадима Бровцева и выбрала новую схему финансирования. Об этом рассказал бывший генеральный прокурор Южной Осетии Ахсар Кочиев:

-Когда шла государственная финансовая поддержка со стороны России-выделение 10 миллиардов, потом еще регионы России. Каждый из них оказывал материальную поддержку. Тогда была создана организация и финансовые потоки из России шли через эту организацию, которую контролировали президент и его окружение. Потом была другая организация в Ставрополе. Заказчиком выступала Россия; деньги шил в эту организацию и она сама искала подрядчиков, тех, кто должен был строить объекты в Южной Осетии. Таким образом, президент и его окружение были отстранены от какого-либо участия в этих финансовых потоках. Помимо финансовой поддержки, есть еще бюджет Южной Осетии, который составляет 4,6 миллиардов рублей.

Вот за эти деньги, якобы, и развернулась борьба президентского окружения и правительства. Конфликт этот, по мнению осетинского общественного деятеля Руслана Магкаева, может провоцировать сама Москва.

“Он и инспирируется Москвой. Москва сейчас в Южной Осетии выглядит абсолютно позорно. Два года уже прошло, а они двадцать домов построили. Миллиарды вгрохали туда. Это показывает абсолютную неэффективность российской власти,” говорит Магкаев.

В любом случае, общественно-политический фон самопровозглашённой республике ухудшается.

“Сейчас там такая обстановка отчаяния, что люди начинают задумываться, а зачем нам нужна была такая свобода и такая независимость,” говорит бывший генеральный прокурор Южной Осетии Ахсар Кочиев.
XS
SM
MD
LG