Accessibility links

Что значит «частичная свобода» средств массовой информации в Грузии?


«Фридом хаус» самая авторитетная в мире организация по части измерения уровня демократии

«Фридом хаус» самая авторитетная в мире организация по части измерения уровня демократии

ВЗГЛЯД ИЗ ТБИЛИСИ--«Фридом хаус» самая авторитетная в мире организация по части измерения уровня демократии. Недавно она оценила грузинские СМИ как «частично свободные», причем, до совсем уж позорной категории «несвободных» не хватило лишь пары баллов. Кроме Грузии и Украины пресса всех остальных стран постсоветского пространства (исключая, конечно, продвинутых прибалтов) была признана несвободной. Однако, для Грузии, которая претендует быть страной с европейской демократией, пусть с некоторыми недостатками, подобная оценка неприемлема.

27 апреля, выступая в Лос-Анджелесе, президент Михаил Саакашвили, признав наличие определенного дефицита в других областях демократии (например, независимость судов), назвал обвинения в области свободы слова «полной чепухой». Он подверг критике за распространение этой «чепухи» и Радио Свобода/Свободная Европа, чей руководитель Джеффри Гедмин участвовал в мероприятии, организованном институтом имени Милкена, в качестве модератора. Да и вообще, Саакашвили часто и темпераментно реагирует на обвинения в недостатке свободы слова в Грузии и, по всему видно, что он искренне считает эти обвинения несправедливыми.

Где же правда? Если отождествлять несвободу прессы с наличием цензуры, возмущение Саакашвили можно понять. Программа двух телевизионных каналов «Маэстро» и «Кавкасиа» состоит в основном из ток-шоу, где большинство гостей обвиняет власти во всех представимых и непредставимых грехах. Недавно второй общественный канал перешел на программы типа американского C-Span, где самые радикальные оппозиционеры могут выступать без всяких ограничений. Подавляющее большинство газет настроены крайне оппозиционно (хотя примерно половина населения их не читает). На критике правительства специализируется немало радиоканалов. Ограничений на доступ к интернету нет (если не считать краткого периода после августовской войны 2008 г., когда был закрыт доступ к российским сайтам). Какая же тут несвобода?

Но у критиков тоже веские аргументы. Упомянутые телерупоры оппозиции «Маэстро» и «Кавкасиа» вещают только на столицу – Тбилиси. Всю страну покрывают три канала: частные – «Рустави-2» и «Имеди», а также Первый Канал Общественного Телевидения. Новостные программы всех трех явно проправительственные по содержанию и направленности. Если Первый Канал все-же регулярно приглашает представителей оппозиции на политические дебаты, то наиболее рейтинговые «Рустави-2» и «Имеди» показывают такие дебаты лишь время от времени. По влиянию на умы обывателя, всем остальным СМИ вместе взятым трудно конкурировать с тремя национальными каналами.

По мнению критиков, указанные каналы не просто симпатизируют властям, но фактически управляются ими. В этом смысле особенно болезненным оказался скандал с так называемой «моделированной хроникой», показанной «Имеди» 13 марта. В ней был продемонстрирован гипотетический сценарий российского военного вторжения под предлогом предотвращения гражданской войны в Грузии. Телекомпания неадекватно информировала телезрителей о фиктивности происходящего, вызвав краткосрочную массовую панику. За это ей пришлось извиниться. Но политическая проблема в том, что любой проект «Имеди» считается выражением политики властей. Один из российских веб-сайтов опубликовал аудиозапись разговора между руководителем канала Георгием Арвеладзе (в недавнем прошлом – руководителем канцелярии президента, а затем – министром) и его заместительницей, где он говорил, что «Миша» (т. е. президент) все одобрил и более того, именно он советовал не накладывать на программу предупредительных субтитров. Оба участника разговора заявили, что запись сфабрикована. Однако нанятая опозиционной партией Новых правых британская фирма подтвердила аутентичность записи, впрочем за исключением именно тех мест, где упомянут «Миша» – здесь видны следы вмешательства, т. е. возможен монтаж. Споры об аутентичности записи, наверное, будут продолжаться; но представление о том, что власти прямо влияют на редакционную политику ведуших телекомпаний, укрепилось.

Существуют другие претензии: недостаточная независимость национальной комиссии телекомуникаций, которая принимает много ответственных решений, касающихся вещания, непрозрачность в вопросе владельцев телекомпаний (например, компания, котролирующая «Рустави-2», зарегистрирована в оффшорной зоне и о ее владельцах ничего не известно), задержки и отказы в выдаче публичной информации государственными службами и так далее. Все это важно, но общая репутация «частичной свободы» определяется именно откровенно проправительственной политикой национальных телеканалов.

В этих условиях разговоры о свободе СМИ фактически сводятся к проблеме баланса между двумя видами тенденциозности: про и антиправительственной. Пока «Имеди» был опозиционным (или, как утверждают сторонники правительства, служил политическим инструментом в руках его владельца, ныне покойного «олигарха» Бадри Патаркацишвили), баланс сохранялся. Именно закрытие «Имеди» по обвинению в подготовке государственного переворота, а после смерти Патаркацишвили, его переход в руки друзей правительства, особенно сильно подорвали демократическую репутацию Грузии.

Однако ориентация лишь на баланс пристрастий сама по себе порочна. Не менее важен дефицит СМИ, ориентированных на качество, т. е. соблюдающих профессиональные стандарты, четко отделяющих анализ и мнения от фиксации фактов, не отождествляющих «анализ» с компиляцией слухов и заговоров и т. д. Такие передачи и издания тоже есть. Например, в последние месяцы появились еженедельные журналы «Либерали» и «Табула», соответственно лево- и право-либерального направления, которые ориентированы на качественную журналистику. Но они пока погоды не делают.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG