Accessibility links

США и Грузия: как будут развиваться отношения?


Президент Грузии Михаил Саакашвили и президент США Барак Обама

Президент Грузии Михаил Саакашвили и президент США Барак Обама

ПРАГА -- Тема “Некруглого стола” – изменение отношения администрации Барака Обамы к Грузии. У нас на прямой связи из Тбилиси политолог, директор Центра изучения международной геополитики Тенгиз Пхаладзе, и из Москвы – журналист американского издания Time Саймон Шустер.

Дэмис Поландов: Саймон, из вашей статьи в Huffington Post следует, что Барак Обама отдаляется от Грузии из-за Михаила Саакашвили, его импульсивности, его ошибок. Вы считаете, что дело в личности грузинского президента? Не кажется ли вам, что у Барака Обамы и у демократов просто иное видение проблем и задач США в мире?

Саймон Шустер: Да, совершенно верно. В статье я обсуждал личность Саакашвили, его поступки, которые может быть вызвали бы недоверие со стороны США. Но главную роль здесь играет зругой подход к этому региону, к России, Восточной Европе и Евразии. Одна из слабостей американской системы- это когда каждые 4 или 8 лет может прийти новая власть. И демократы и республиканцы часто имеют разные точки зрения нак внешнюю политику. Буш очень активно вел политику “цыетных революций”, в том числе и в Грузии, и
Саймон Шустер
старался как бы окружить Россию дружными государствами. Обама очень сильно отходит от этого. Главную роль здесь играет отрицание этой философии неконсерватизма. Он считает, что надо напрямую вести диалог с Россией. И если идти по этому пути, то с Грузией напрямую уже дружить может быть невыгодно и даже опасно, потому что это противоречит диалогу с Россией.

Дэмис Поландов: Тенгиз, я думаю, что многие в Грузии стараются сохранить оптимизм в отношении грузино-американских отношений. У вас этот оптимизм есть после заявлений Барака Обамы?

Тенгиз Пхаладзе: Естественно, оптимизм есть. И он вполне объективный. Если говорить в общем о подходе американской администрации к внешней политике, здесь вырисовываются два подхода- soft power и hard power. Администрация Буша как раз была сторонником жесткой политики, а администрация Обамы делает больший акцент на сотрудничество, в том числе и по сложным вопросам. И то, что США будут продолжать сотрудничать с Россией, это ни в коем случае не воспринимается так, как будто Америка бросила Грузию. Я против того стереотипа, что если кто-то с кем-то дружит, это обязательно должно быть против кого-то. Грузия более чем заинтересована, чтобы у России были нормальные отношения с США, НАТО и Евросоюзом. Чем больше будет Россия вовлечена в международные проекты, чем больше будет доверие между нашими друзьями и Россией, тем легче нам будет разговаривать с Россией. Я никакого трагизма не вижу. То, что президент Обама заявил, что Грузия не является камнем преткновения в решении ядерной проблемы, это совершенно верно. Есть такая стратегия,
Тенгиз Пхаладзе
которая разработана в США, которая называется “ведение принципиальных переговоров”, когда акцент делается на урегулирование определенной проблемы по формуле- от простого к сложному. То есть мы сегодня договариваемся по тем вопросам, по которым может договориться, а завтра, когда уровень доверия будет гораздо выше, сможем обсуждать сложные проблемы, такие как Грузия.

Дэмис Поландов: То есть вы не разделяете подход Маккейна, который говорит, что у России развязаны руки в отношении Грузии и других бывших советских республик. Но, все таки, политику Россия ведет достаточно жесткую на этом пространстве.

Тенгиз Пхаладзе: То что Россия ведет жесткую политику, это однозначно. Надо, чтобы Россия максимально была интегрирована в те процессы, которые происходят в мире. И не надо сегодня строить железный занавес. Наоборот, чем больше будет доверия…Мы не должны говорить о противниках. Если Россия станет партнером для наших друзей, тогда легче с Россией будет договариваться.

Дэмис Поландов: Саймон, какой вообще настрой в американском обществе, медиа-среде, в отношении Грузии?

Саймон Шустер: Если судить по комментариям, которые сегодня оставляли американские читатели к моей статье, они считают, что довольно опасно дружить с Грузией, пока президентом Грузии остается Саакашвили. Потому что неоднократно президент Медведев говорил, что он и российское правительство не хотят иметь дело с Саакашвили, вступать с ним в диалог. В этом плане я с Тенгизом не согласен. Россию, конечно, важно интегрировать в системы безопасности и экономики разных стран Европы и Евразии, но они говорят очень открыто, что с Саакашвили они не хотят иметь дело. В связи с выступлением Тальявини о том, что Грузия начала эту войну 2008 года, и после эфира “Имеди” многие в Америке думают, что [Саакашвили] довольно опасный партнер. Он непредсказуемый.

Дэмис Поландов: А в политической среде…Мы можно условно говорить, что руспубликанцы все таки поддерживают Грузию.

Саймон Шустер: Республиканцы, я бы сказал, да. Они поддерживают идею сохранения американских идеалов демократии по всему миру. И Грузия это блестящий пример этому. И это идея республиканцев, что это должно продолжаться. Демократы с этим не согласны. Большинство американцев сейчас поддерживает как раз демократическую партию в том плане, что надо вести диалог, а не ставить дружные государства в разных точках мира, через даже эти революции.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG