Accessibility links

Политические фигуры Грузии и их будущее


В партии власти существенно окрепли позиции новоизбранного мэра Тбилиси Гиги Угулава, которому теперь прочат президентское будущее

В партии власти существенно окрепли позиции новоизбранного мэра Тбилиси Гиги Угулава, которому теперь прочат президентское будущее

ТБИЛИСИ -- Итоги прошедших выборов многое расставили по своим местам на политической сцене Грузии. Партия власти празднует убедительную победу, которая для нее означает существенное упрочение позиций после проигранной войны 2008 года и массовых выступлений в году минувшем. Большинству оппозиционеров, наоборот, праздновать нечего - выборы наглядно продемонстрировали многим из них, что их популярность в народе крайне низка. Однако, в стане оппозиции определенно выделился лидер - Ираклий Аласания. Да и в партии власти существенно окрепли позиции новоизбранного мэра Тбилиси Гиги Угулава, которому теперь прочат президентское будущее. О новых политических фигурах в интервью нашему обозревателю Дэмису Поландову размышляет политолог Рамаз Сакварелидзе:

Дэмис Поландов:
Выборы завершились. У нас есть уже первый результат, еще не официальный. Но в принципе он уже дает какую-то картину. Можно констатировать появление новых политических фигур. Давайте начнем тогда с фигуры нового и старого мэра..

Рамаз Сакварелидзе: Да, конечно, есть новизна в их образе, в их политическом потенциале. В будущем, естественно, эта новизна появится хотя бы из-за того, что за ней уже стоят люди, определенное количество голосов. Он уже чувствует себя победившим в бою, а не назначенным конкретным человеком, хотя бы президентом, вот это глас народа порой сильнее президентского приказа.

Дэмис Поландов: Какая часть этого электората, который проголосовал за Гиги Угулава, пришла именно к нему как к политику, а не поддерживать именно партию власти?

Рамаз Сакварелидзе:
В свое время на президентских выборах сам Саакашвили проиграл в Тбилиси. Его поддерживало где-то в районе 10%. И после того, как была проиграна еще и война, после того, как были огромные митинги против властей, все ожидали, что рейтинг политика из группы власти будет ниже. Тем более что Угулава активно был включен в процесс той войны. Но вдруг получили эту картину. Угулава сделал иной акцент, чем ожидалось. Он как бы отмежевался от партии власти и больше делал акцент на свою деятельность как мэра, больше делал акцент на то, что еще многое надо решить и практически не говорил о том, что уже решено, то есть он не вписывался в стилистику пропаганды Национального движения. С другой стороны, весь так называемый административный ресурс был населен, чтобы удовлетворить проблемы населения. Были отремонтированы дороги, дома, подъезды и так далее.

Дэмис Поландов: Насколько можно вообще переложить тбилисскую ситуацию на всю Грузию? Появился претендент на пост президента или нет?

Рамаз Сакварелидзе: Между нами говоря, я тоже считаю, что появился претендент на пост президента.

Дэмис Поландов: Давайте поговорим о второй фигуре. Ираклий Аласания. Он выделился из оппозиции очень сильно.

Рамаз Сакварелидзе: Выделился из оппозиции очень сильно, и все это было сделано в беспрецедентно малый срок. Молодой парень, я подчеркиваю эту молодость, который два года как вернулся из Америки, вдруг оказался лидером. Но будет ли продолжен темп продвижения на политической арене, тут нет у меня такого оптимизма, так как он обещал, что этот путь имеет перспективу. Многие журналисты задавали ему вопрос: «А как вы думаете победить?» Он отвечал, что мы победим.

Дэмис Поландов: Это всегда так, политики часто говорят.

Рамаз Сакварелидзе: Да, логика очень часто заменяется восклицательным знаком. И вот этот восклицательный знак дал 20-процентный результат. Если он дал бы 50-процентный, то там можно было допустить, что его величество случай сыграл против Аласания. Но такая разница указывает на стратегическую ошибку. Практически он ответственен за то, что оппозиции не удалось выдвинуть единого кандидата. А вот с этим акцентом, что все решается в Тбилиси, все оппозиционные силы кинулись к Тбилиси, а регионы остались фактически без оппозиционного влияния. А это значит, что в парламентских выборах и президентских выборах у Национального движения огромный административный ресурс, чтобы победить снова. Для этой будущей перспективы парламентских и президентских выборов надо было отобрать у власти регионы. А вот власть для себя как раз регионы и оставила.
XS
SM
MD
LG