Accessibility links

Ничьи беженцы


Многие беженцы из Южной Осетии и внутренних районов Грузии, нашедшие себе пристанище в Северной Осетии, около 20 лет назад компактно расселились в небольшом поселке на самой окраине Владикавказа

Многие беженцы из Южной Осетии и внутренних районов Грузии, нашедшие себе пристанище в Северной Осетии, около 20 лет назад компактно расселились в небольшом поселке на самой окраине Владикавказа

ВЛАДИКАВКАЗ -- Многие беженцы из Южной Осетии и внутренних районов Грузии, нашедшие себе пристанище в Северной Осетии, около 20 лет назад компактно расселились в небольшом поселке на самой окраине Владикавказа. Несмотря на 2 десятилетия мытарств, люди так до сих пор и не получили юридически оформленного права проживать на землях, где стоят их дома.

Поселок городского типа Заводской расположен в двух километрах от столицы Северной Осетии Владикавказа. Здесь по обеим сторонам пыльной ухабистой дороги, тесно прижимаются друг к другу дома беженцев, сиротливо пристроившись к поселку. Более 900 особняков, возведенных на скудных 6 сотках, привлекают внимание ухоженными фруктовыми садами и виноградниками. За два десятка лет беженцы фактически прирастили к поселку две новые улицы - Дальнюю и Новую. Они говорят, что так и не дождались от государства никакой помощи, все коммуникации - свет, газ, воду – прокладывали на личные средства. Но Бог с ней с помощью, сегодня у людей иные проблемы.

В свое время, перебравшись в Северную Осетию, они, на скудные средства, которыми тогда располагали, приобрели самую дешевую землю, отведенную исключительно под садово-огородные участки. На ней и построились. Прописаться здесь невозможно. Теперь люди добиваются, чтобы землю перевели в другую категорию, дали ей статус «для индивидуального строительства». При этом власти, считают беженцы, должны учитывать, что 20 лет назад их постигла беда, они лишились возможности жить дома и, в большинстве случаев, своего имущества. Но власть не желает идти навстречу людям.

Майя родилась в Бакуриани, бежала во время грузино-осетинского конфликта в Северную Осетию. Она снимала с родителями квартиру, потом вышла замуж за беженца из селения Заккор Ленингорского района. Молодожены поселились в Заводском.

Майя является жительницей улицы Новая. Она сбивчиво рассказывает о своей судьбе, пряча в подол передника огрубевшие от тяжелого труда руки.

“Представители власти заявляют, что мы проживаем в садах-огородах и поэтому не относимся ни к поселку Заводской, ни к Владикавказу,” говорит она.

До недавних пор Майя была прописана у родственников в Гизели, откуда ее три месяца назад выписали, и она теперь не может предоставить необходимую справку о месте проживания. По этой причине она уже третий месяц не получает социальные выплаты на двоих детей, всего 900 рублей.

Кроме проблем с пропиской, у «ничьих беженцев» появились и другие.

С 30 апреля участились отключения электроэнергии на улице Новая, поскольку она не закреплена ни за одном населенным пунктом – ни за городом, ни за поселком. В «Севкавказэнерго» у беженцев требуют погасить задолженность и установить за личный счет счетчики электроэнергии.

Жители утверждают, что частично долг был погашен, однако отключения продолжаются.

Славик Маргиев был назначен местным населением председателем садового товарищества «Северное», членами которого являются жители «самостроя». Однако Маргиев не смог и сегодня, как и в предыдущие разы, убедить руководство «Севкавказэнерго» не отключать свет и разрешить людям погасить задолженность в рассрочку.

Как утверждают местные жители, они еще никогда не принимали участие в общероссийских или республиканских выборах.

Люди устали, но отказаться от борьбы за существование никак не получится. Переезжать еще раз вряд ли кто-то захочет, а просто сгинуть с лица земли, что, наверно, устроило бы всех, нет достаточных оснований. Они тоже люди.

Ранее по теме

XS
SM
MD
LG