Accessibility links

Оппозиционные силы Южной Осетии: реальные и мнимые


На гордое звание югоосетинской оппозиции претендуют сегодня не менее пяти политических организаций

На гордое звание югоосетинской оппозиции претендуют сегодня не менее пяти политических организаций

ВЛАДИКАВКАЗ -- На гордое название югоосетинской оппозиции претендуют сегодня не менее пяти политических организаций. При этом лидеры этих общественных движений и партий не признают оппозиционными остальные. Каждая из них настаивает на собственной исключительности и главенствующей политической роли.

Казалось бы, всех их должно было объединить одинаковое неприятие политики президента Южной Осетии, намерение способствовать установлению демократии в республике и развитию гражданского общества, реформам политической и судебной системы. Однако, сегодня оппозиция не представляет собой единой силы, это скорее аморфное образование, не освоившее до сих пор искусство политической артикуляции. Ни четких программ, ни сколько-нибудь внятной стратегии опппозиционной борьбы.

В отсутствии умения договариваться друг с другом, оппозиционеры демонстрируют умение внести во вроде бы единую линию критики политического режима Кокойты элементы раздора, личных обид, деления общего оппозиционного поля на пространство «истинной и беззаветной борьбы» и «ложного» патриотизма, только прикрывающегося оппозиционными лозунгами. Сейчас конфликт между ними имеет привязку к местоположению тех или иных организаций. Силы, действуюшие в самой Южной Осетии, овиняют структуры, которые работают за пределами республики, в псевдооппозиционности и, соответственно, политической несостоятельности.

В последнее время среди экспертов стала пользоваться популярностью теория о том, что сама власть Южной Осетии, чтобы сбить накал критики в свой адрес, решила сыграть на оппозиционном поле. Дескать, появление на политической арене новых партий в Южной Осетии объясняется желанием сделать управляемым процесс возрождения гражданской активности в республике. Сам Эдуард Кокойты недавно заявил о том, что оппозиция необъединима. Однако, новосозданные организации отрицают какую бы то ни было связь с властью.

Роланд Келехсаев, лидер Народной партии, которая располагается в Северной Осетии, считает, что пока не получившая регистрацию в министерстве юстиции Южной Осетии партия «Ирон» также относится к числу “карманных”.

Владислав Козаев, один из трех граждан Южной Осетии, наряду с Роландом Келехсаевым и Владимиром Дзуццаты, покинувший Южную Осетию из – за угрозы физической расправы и перебравшийся в Северную Осетию, убежден, что в Цхинвале изначально не может существовать оппозиционная партия, поскольку серьезной оппозиции, угрожающей ее существованию, власть Кокойты терпеть не станет.

Понятно, что только время покажет, насколько были правы в своих обвинениях оппозиционеры «в изгнании», и действительно ли новые партии не являются «пустышками», призванными выполнять роль так называемой конструктивной оппозиции.
XS
SM
MD
LG