Accessibility links

Южная Осетия: взгляд извне


Международная группа по предотвращению кризисов в своем докладе “Южная Осетия. Бремя признания” постаралась осветить социально-экономические и политические проблемы региона, также как проблемы демографии и вопросы безопасности

Международная группа по предотвращению кризисов в своем докладе “Южная Осетия. Бремя признания” постаралась осветить социально-экономические и политические проблемы региона, также как проблемы демографии и вопросы безопасности

ЦХИНВАЛИ -- На территорию де-факто республики Южная Осетия международным наблюдателям въезд закрыт. Тем большую ценность представляет доклад международной группы по изучению кризисов под названием “Южная Осетия. Бремя признания”. Слово сотруднику общественной организации “Правовая инициатива по России” Варваре Пахоменко:

Южная Осетия после войны 2008 года продолжает быть в центре многих международных дипломатических баталий. Одновременно проверить, как в регионе живут обычные люди и с какими они сталкиваются проблемами, не всегда просто.

За двадцать лет конфликта здесь практически не проводилось всеобъемлющих исследований. А после августа 2008 года в регионе работает только одна международная организация- Международный комитет Красного Креста.

Международная группа по предотвращению кризисов в своем докладе “Южная Осетия. Бремя признания” постаралась осветить социально-экономические и политические проблемы региона, также как проблемы демографии и вопросы безопасности.

Проводя исследование в регионе, организация сотрудничала с представителями всех сторон- официальными структурами, местными международными организациями, журналистами, обычными людьми.

В рекомендациях ко всем сторонам- Грузии, России, Южной Осетии и международным структурам указывается, что прежде всего сейчас должно уделяться внимание решению гуманитарных проблем.

Регион, в котором больше половины семей этнически смешанные, оказался отрезан от остальной части Грузии. После войны линия административной границы оказалась закрыта почти на всем ее протяжении. Правила пересечения до сих пор либо не определены, либо не известны большинству местных жителей. Часто решение о пропуске принимается представителями силовых структур на месте, что оставляет возможность для злоупотреблений.

Но традиционные родственные и экономические связи все равно сохраняются. Ежедневно сотни людей, неофициально пересекая линию административной границы, рискуют быть задержанными.

Все стороны должны способствовать тому, чтобы местное население могло свободно передвигаться и воздерживаться от незаконных задержаний. Таковы рекомендации доклада. Грузия выпустила всех задержанных после войны жителей Южной Осетии. В Южной Осетии же до сих пор остается восемь граждан Грузии, попавших туда после августа 2008 года.

Часто люди оказываются предметом политического торга. Стороны выставляют требования об обмене задержанными. В прошлом году верховный комиссар Совета Европы по правам человека Томас Хаммарберг назвал происходящее “практикой заложничества.” Важно также, чтобы все стороны сотрудничали и проводили эффективное расследование по проблеме пропавших без вести.

После того, как регион утратил свою транзитную роль- по Транскавказской магистрали переводились грузы с Северного Кавказа на Южный- местное население потеряло источник к существованию. В последние годы для большинства работа в бюджетной сфере была единственной формой заработка. После войны, когда в регион были введены российские военные, началось существенное сокращение местных силовых структур. Несколько тысяч человек теперь могут оказаться без работы. В этой связи особенно важно, чтобы все стороны способствовали развитию мелкого и среднего бизнеса в регионе.

Также Россия должна проконтролировать процесс расходования стредств, выделяемых на восстановление и развитие Южной Осетии. До сих пор большая часть местных жителей, потерявших свои дома, не может в них вернуться. Эксперты оценивают уровень коррупции в Южной Осетии как очень высокий.

Не менее важной остается проблема беженцев и временно перемещенных лиц. После августовского конфликта около 20,000 человек были вынуждены покинуть свои дела в Южной Осетии и до сих пор не могут туда вернуться. В большинстве своем это этнические грузины. Россия и Южная Осетия пока препятствуют их возвращению.

Также остро стоит проблема тех, кто вынужден был бежать еще в первый грузино-осетинский конфликт в начале 90-х годов. По оценкам международных организаций и властей России до сих пор около 15,000 осетин не имеют жилья- более 12,000 из них- в Северной Осетии, остальные в Южной. Закон о реституции, принятый в Грузии, на практике не действует.

Решение гуманитарных проблем и проблем нарушений прав человека должны сейчас стоять на первом месте. Для этого в регион, в частности, должны получить доступ международные организации. Но пока Россия и Южная Осетия настаивают на том, что предшедствовать всему должно подписание крайне политизированного документа- договора о неприменении силы. Такая позиция блокирует работу единственного на сегодняшний день механизма взаимодействия сторон и женевских дискуссий.

Оставаясь в нынешнем положении, Южная Осетия рискует превратиться в ничейную зону. Территорию, которую покинет большинство местного населения. Нерешенность социальных и экономических проблем может привести к дестабилизации в регионе, еще больше сделав его похожим на северокавказские республики.
XS
SM
MD
LG