Accessibility links

Инцидент в пустующем селе Дисеви


Дисеви - пустое сожженное село, до августа 2008 там жили преимущественно этнические грузины

Дисеви - пустое сожженное село, до августа 2008 там жили преимущественно этнические грузины

МОСКВА -- Вчера произошел очередной инцидент на грузино-югоосетинской границе. По сообщениям осетинских СМИ, в селе Дисеви грузинскими полицейскими был ранен житель Южной Осетии Анатолий Кисиев, а его 15-летний сын Роберт избит.

На приграничных постах стоят, в основном, полицейские из сожженных «анклавных» грузинских сел. В МВД Грузии это объясняют тем, что местные полицейские знают жителей приграничных сел, тех, кто регулярно ходит через границу, и не пропускают незнакомых. Знают они также и тех, кто значится в так называемом «черном списке» - около сотни человек, к которым у властей Грузии есть серьезные претензии. Сами потерявшие дома, эти полицейские особенно болезненно реагируют на факты мародерства, продолжающегося в грузинских селах.

Местные источники сообщают, что раненый Кисиев вместе с сыном разбирал пустой грузинский дом в селе Дисеви, когда к нему подошли несколько грузинских полицейских. Дисеви - пустое сожженное село, до августа 2008 там жили преимущественно этнические грузины. От соседнего села Кошка, находящегося на контролируемой Грузией территории, его отделяет только дорога. В пятидесяти метрах от нее стоит грузинский пост.

Анатолий Кисиев не в первый раз попадает в историю на этом месте. Год назад жена Кисиева рассказывала мне, что ее муж выехал из дома 22 мая, и когда через несколько часов он не вернулся, сын поехал искать отца. Машину отца нашел всего в нескольких метрах от бетонных блоков, разгораживающих дорогу между Дисеви и Кошка. Потом выяснили, что Кисиев – в Гори, арестован. Жена уверяла, что Анатолий был без оружия, выпивший только. Просила помочь. Выпустили его уже через неделю, 30 мая. В подробности освобождения жена вдаваться не стала.

Через Дисеви проходит дорога, связывающая осетинские села Хельчуа и Коркула и дальше идущая в село Арцеви. После войны опустело не только Дисеви, непроезжей стала и дорога – местные жители, опасаясь быть задержанными, предпочитают пользоваться объездным путем.

Сразу после вывода российских войск из «буферной зоны» в начале октября 2008 на этом месте было задержано много людей. Осетины, не знавшие, что ситуация резко изменилась, продолжали ездить свободно, их задерживала грузинская полиция – кого-то за мародерство, кого-то, вероятно, безосновательно. В ответ родственники задержанных сами начинали брать заложников: количество содержащихся с двух сторон достигало нескольких десятков человек.

Той осенью мне приходилось наблюдать, как в Дисеви горят дома: их поджигали мародеры, как в Кошка стоят машины с югоосетинскими номерами, а в них грузят вещи из местной школы, из еще уцелевших домов. Происходило все это в двухстах метрах от постов – грузинского и осетинско-российского. Полицейские не отходили и на 10 метров от своего расположения – говорили, что боятся провокаций и возобновления конфликта. Несколько местных жителей, кого удалось найти, боялись всех и говорили шепотом.

Потом российский пост передвинули – почти на километр вглубь от границы: с этих позиций нижняя линия Дисеви не просматривается вовсе. И хотя ситуация постепенно перестала быть такой острой, место продолжало оставаться «нехорошим». Российские пограничники неофициально сообщают, что пустующее село Дисеви продолжают грабить. В прошлом году на том же месте, где был обстрелян Кисиев, грузинские полицейские сожгли осетинскую машину – на ней приехали мародеры: говорят, недалеко от поста стоит хороший грузинский дом – его и грабят. Российские пограничники про это говорят только, что осетины знают, на что идут. Осетинские власти не делают ничего: ни ставят постов, чтобы контролировать проблемные места, ни расследуют преступления. После войны местная прокуратура возбудила 80 дел по фактам мародерства, осуждено было 5 человек.

Нижняя линия села Дисеви хорошо просматривается с грузинской стороны, но совершенно не видна из-за густой листвы с российского поста, стоящего в верхней части села – сохраняется зона отчуждения. А ведь именно на этом месте пропали три осетинских подростка – Алан Хачиров, Алан Хугаев и Солтан Плиев. Информация о их судьбе сейчас стала причиной возобновления переговоров между грузинской и осетинской сторонами.
XS
SM
MD
LG