Accessibility links

Мамука Купарадзе: Самая большая наша проблема - отчуждение


Мамука Купарадзе

Мамука Купарадзе

ПРАГА -- Скандал в Абхазии после показа документального фильма Мамуки Купарадзе "Отсутствие воли" не утихает. Купарадзе присутствовал на показе фильма в Сухуми. Кинорежиссер- в еженедельной рубрике "Гость недели".

Дэмис Поландов:
Со мной в пражской студии известный кинорежиссер Мамука Купарадзе. Мамука, вы ожидали, что ваш фильм наделает столько шума в Абхазии, и почему так вышло, по вашему мнению?

Мамука Купарадзе: Я не ожидал этого, хочу повторить, что этот фильм был снят для грузинской молодежи. Это основная наша цель была, что для грузинской молодежи, которой придется решать наш конфликт, поскольку он не решается сейчас, для них представить этот фильм, переосмысление. И вправду, это не покаяние, я не готов, честно говоря, покаяться, хотя знаю, что огромная часть вины лежит на грузинской стороне и нашей совести, но все-таки я не готов ни к покаянию, ни к признанию Абхазии. Для меня самого это важный момент, и я хотел бы, чтобы наши общества эту тему обсуждали. Я думаю, самая большая наша проблема – наше отчуждение. И в Абхазии, оказывается, к сожалению, ждали покаяния. А покаяние если и должно быть, то после того, как мы начнем общаться и обсуждать эти наболевшие проблемы.

Дэмис Поландов: Я знаю, что в Абхазии было обсуждение с вашим участием. Какой самый сложный вопрос вам задали в Абхазии?

Мамука Купарадзе: Был такой вопрос, человек высказал свое мнение, что ему будет лучше, если Грузия еще 20 лет не признает Абхазию. Это немножко шокировало меня, и я не понял, в чем суть. Но как я выяснил на второй день, одна часть абхазцев воспринимает признание со стороны Грузии так, что и Абхазии придется как-то отвечать или взять на себя тоже ответственность. Это и возвращение беженцев, и компенсация имущества и так далее. Я думаю, сейчас очень рано о этом говорить. Самая большая проблема – это отчужденность, потому что те стереотипы, которые есть у нас в Грузии, в обществе, не дают возможности продвинуться вперед и встать на путь урегулирования конфликта. И в Абхазии я ощутил стереотип, будто бы конфликт уже урегулирован, и все идет по какому-то логическому руслу. Я думаю, что это тоже стереотип.

Дэмис Поландов: Если мы говорим о стереотипах, меня что удивило: молодые люди в фильме не знают, что войну начала Грузия – это то, о чем говорит Рауль Хаджимба. Видимо, в школе этого не преподают. Но взрослые, которые были взрослыми людьми в тот период, они же, наверное, знают. Меня удивляет, что за 17 лет на дано никакой оценки этой войне. Я не говорю о покаянии, а о трезвой, правовой оценке.

Мамука Купарадзе: Это очень трудная тема, болезненная. Я очень переживаю, что грузины после 17 лет и сейчас не хотят и не могут разобраться, как это все случилось. И я думаю, что это наша большая проблема: грузинское общество, у нас есть очень много табуированных тем. В том числе и развязка той роковой проблемы, как начиналась война. Я не могу сказать. Конечно, наши танки были отправлены в Абхазию. Это было большой глупостью и большой ошибкой. Но в грузинском обществе все равно муссируется тема, что это была такая провокация с абхазской стороны, когда Грузия создавала новое государство, свободное государство, и абхазы и осетины оказались предателями. И мы вынуждены были атаковать Абхазию, и с танками и оружием навести там порядок. Это тоже надо, конечно, прояснить и молодежи, и обществу. И я стараюсь все делать, чтобы мы дискутировали на эту тему, и мы выявляли факты и документации, которые и вправду привели к конфликту.

Дэмис Поландов: Скажите, пожалуйста, ваш фильм в Грузии вызвал такую реакцию, обсуждение? Насколько я знаю, его не показали по телевидению.

Мамука Купарадзе: Обсуждение вызвал, но в очень маленьких кругах, потому что три национальных телеканала наш фильм не показали. Они игнорировали нас. Но большой отрицательной реакции в Грузии не было. Хотя были встречи, и должностные лица из правительства, например, Якобашвили, не упускают время, чтобы не покритиковать наш фильм. Оказывается, наш фильм и наша позиция, моя позиция, противоречит сегодняшней позиции властей в вопросе урегулирования конфликта. Но могу сказать твердо, что самые большие болельщики, зрители, кому нравится и интересен наш фильм, это беженцы и молодежь.

Дэмис Поландов: А интеллигенция? Она как-то отреагировала? Писатели, журналисты,

Мамука Купарадзе: Журналисты брали у меня интервью, готовили репортажи. Нравится интеллигенции, я так думаю. Имею в виду тот круг, с кем приходится общаться. Им нравится.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG