Accessibility links

Крик о помощи всеми забытых беженцев


У беженцев создаётся впечатление, что власти про них давно забыли. По крайней мере, они приезжали сюда в последний раз несколько лет назад

У беженцев создаётся впечатление, что власти про них давно забыли. По крайней мере, они приезжали сюда в последний раз несколько лет назад

ВЛАДИКАВКАЗ---На окраине посёлка Ир Пригородного района вот уже почти двадцать лет существует небольшое поселение беженцев-осетин из внутренних районов Грузии. В поселении этом проживает 12 семей. Прежде они жили в Тбилиси и в Горийском районе. Их жильё – это жилые вагончики и сколоченные деревянные бараки. Это поселение носит название первой и второй линии посёлка Ир. Они считают, что власти про них давно забыли. По крайней мере, они приезжали сюда в последний раз несколько лет назад.

Перебравшись на жительство в Северную Осетию, беженцы получили возможность получить беспроцентные ссуды. На эти деньги они
Прежде они жили в Тбилиси и в Горийском районе. Их жильё – это жилые вагончики и сколоченные деревянные бараки
приобрели земельные участки, однако, построить жильё уже не смогли. А теперь пришла пора возвращать деньги в банк, но средств у них нет.

Циала Дудашвили, например, взяла кредит в размере 48 тысяч рублей, купила земельный участок и жилой вагончик. А недавно из миграционной службы ей пришло уведомление о необходимости погашения ссуды. Ежемесячный доход Циалы вместе с пособием по инвалидности и пенсией составляет 5 тысяч рублей. Где ей искать деньги для возврата, она не знает.

Беженец Андрей Бичегкаев жил раньше в Каспи. Он говорит, что, как осетин, хочет жить в Осетии. Ему удалось, в отличие от других, построить дом. Он рассказывает, чего ему это стоило:

"Света не хватает, газа нет, пользуемся дровами. Люди ходят за километр и таскают воду. Никто нас не спрашивает как мы, что мы. Когда давали людям помощь, давали по 500 тысяч рублей. Сказали, что это не кредит, а помощь. Обманули нас. А сейчас к людям приходят бумаги, о том, что надо платить. А где тогда наша помощь? Власть ничем не помогла мне, я сделал все своим трудом. Я для этого прехал в Осетию? Я хотел среди осетин жить. Если бы я хотел жить с грузинами, остался бы там, написал бы фамилию по-грузински и жил бы там. Но я не хочу. Я осетин и хочу жить с осетинами."

В поселении для беженцев на окраине Ира почти все пожилые люди. Из молодёжи только 21-летняя Натия Зозирова и её 18-летний брат Давид. Натия работает на птицефабрике, получает примерно три тысячи рублей в месяц, говорит, что молодежи здесь нечего делать, скоро даже старики отсюда уедут. Условий для жизни нет. Машина скорой помощи из районного центра селения Октябрьское
Молодежи здесь нечего делать, скоро даже старики отсюда уедут. Условий для жизни нет
приезжает примерно за час – полтора.

Изо Мтиулишвили-Маргиева по национальности грузинка, но замужем за осетином. Семья раньше жила в Горийском районе, в селении Шиндиси. Обратно в Грузию, несмотря на неустроенный быт в Северной Осетии, возвращаться семья не планирует, но не может и навестить родственников - на оформление визы и необходимых документов у Изо нет денег.

"Я приехала из Карели. Мой муж Маргиев, а я сама грузинка. У нас нет газа, вода нормально не подается. Вот так и живем. Если бы был газ, было бы хорошо, а то приходиться запасаться дровами. И дороги у нас нет нормальной. Сейчас вроде бы сделали, но только наполовину, а половина осталась недоделанной",- говорит Мтиулишвили-Маргиева.

Беженцы живут в холодных, не отапливаемых вагончиках. Кому повезёт, тот может купить грузовик дров за 7 тысяч рублей. У Тамары Зозировой немало поводов для пессимизма:

"Света нет, без газа тяжело. В Грузии есть газ, а здесь, в России нет газа. Просим, чтобы сделали, но говорят, на это надо много денег собрать, а откуда у нас деньги."

Не жалуют беженцев и журналисты. Никто из них не приезжал сюда уже давно. Потому, видимо, люди с такой болью рассказывают о своих проблемах.
XS
SM
MD
LG