Accessibility links

Есть ли выход из замкнутого круга?


Конец июня был отмечен всплеском насилия в Ингушетии

Конец июня был отмечен всплеском насилия в Ингушетии

НАЗРАНЬ---Преступления против личности в Ингушетии продолжаются. Надежды на изменение ситуации нет. Глава назрановского отделения правозащитного центра “Мемориал” Тимур Акиев считает, что в республике сложился порочный круг насилия.

Конец июня был отмечен всплеском насилия в Ингушетии. Власти считают, что этот всплекс был прогнозирован. Так как подполье должно было доказать свою дееспособность после пленения Магаса.

Но ничего нового не происходит. Убийства сотрудников милиции, обстрелы постов и домовладений, убийства мирных граждан, казни при проведении спецопераций. Справедливости ради надо сказать, что после сообщения об аресте Магаса в Ингушетии наступило относительное затишье. В течение почти двух недель был зафиксирован один случай обстрела сотрудников милиции, в результате которого два сотрудника ОМОНа получили ранения.

Но после того как в ночь на 23 июня был обстрелян пост ДПС на федеральной трассе “Кавказ”, каждый день стали поступать сообщения об очередном обстреле или убийстве.

Вечером 24 июня на окраине станицы Слепцовская двое неизвестных в камуфляжной форме, в масках, вооруженные винторезами, убили пасечника. В ночь на 25 июня неизвестные обстреляли дом участкового милиционера в одном из сел. А в этот же день утром в Назрани взорвали машину сотрудника ГИБДД, когда милиционер садился в машину. В результате взрыва он получил ранения.

Еще одно покушение на сотрудников ГИБДД было совершено 25 июня в Назрани. В результате обстрела патрульной машины погибли
Ситуация напоминает замкнутый круг, когда насилие одной стороны порождает ответное насилие
два сотрудника, и один был тяжело ранен. 26 июня в Малгобеке в результате подрыва машины погибает сотрудник патрульно-постовой службы. А в ночь на 26 июня возле селения Яндари неизвестные обстреляли легковую машину, в которой находились два жителя Назрани. В результате один человек погиб, а другой до сих пор находится в реанимации. В квартире одного из этих жителей ранее неоднократно проводились обыски сотрудниками силовых структур.

27 июня поступило сообщение, что на грани Малгобека обстрелян из гранатомета военный “Урал”. Но пресс-служба МВД данную информацию опровергла. 29 июня в одном из сел на глазах у многочисленных свидетелей сотрудники ФСБ атакуют легковую машину, в которой находятся два человека. Оба были убиты. Машина вместе с телами взорвана. Пресс-служба ФСБ сообщила, что один из убитых- некто Тунгоев- опасный боевик. Вместе со своим сообщником он оказал вооруженное сопротивление и был уничтожен ответным огнем.

30 июня поступает сообщение еще об одном обстреле сотрудника милиции, который не пострадал.

Откуда берутся эти неизвестные преступники? Трудно сказать. Но можно предположить. На этой неделе в наш офис поступили сразу два заявления, в которых родственники сообщают о преследовании их родных. Один из них- Гатакажев Артур, в 2009 году был осужден за незаконное хранение оружия. Хотя изначально им занимались ФСБ и пытались даже обвинить в подрыве маршрутного такси во Владикавказе. Доказательств не нашли и посадили за оружие, якобы обнаруженное в ходе обыска. Срок дали небольшой.

В феврале этого года Артур вернулся домой. В мае к нему стали опять приходить с обысками. А июне даже хотели забрать в РУВД по подожрению в совершении теракта. Но его не оказалось дома. С тех пор он вынужден скрываться. А его родственники обивают пороги кабинетов власти с просьбой дать им гарантии безопасности для Артура. И в таком случае они готовы привести его в милицию для дачи показаний. Они уверены, что Аргут ни в чем не виноват.

Этот случай не единичный в Ингушетии. Ситуация напоминает замкнутый круг, когда насилие одной стороны порождает ответное насилие. И пока руководство республики не удается разорвать этот круг, несмотря на продолжающийся диалог с гражданским обществом.
XS
SM
MD
LG