Accessibility links

Когда нечего сказать…


Вопрос, как это называть – оккупацией или освобождением, Путин предложил обсуждать в узком кругу, не прибегая к помощи третьих стран. Именно так, как с пацанской простотой призывают выйти вдвоем и поговорить по-мужски

Вопрос, как это называть – оккупацией или освобождением, Путин предложил обсуждать в узком кругу, не прибегая к помощи третьих стран. Именно так, как с пацанской простотой призывают выйти вдвоем и поговорить по-мужски

ВЗГЛЯД ИЗ МОСКВЫ -- Говорят, усидеть на двух стульях очень трудно. Так же трудно быть одновременно оккупантом и миротворцем, гарантом мира и агрессором. Российское руководство уже имело возможность убедиться в этом и продолжает убеждаться по сей день. Двусмысленность такой ситуации неизбежно ведет к поиску нестандартных дипломатических решений. В этих условиях российская дипломатия, ведомая бывшим подполковником госбезопасности, а ныне премьер-министром России Владимиром Путиным, выбирает в качестве главного своего оружия цинизм и балагурство.

Последняя такая попытка сделать хорошую мину при плохой игре, была предпринята в связи с визитом государственного секретаря США Хилари Клинтон в Грузию. Г-жа Клинтон заявила, что США никогда не признают "оккупации грузинских территорий". В ответ на это МИД РФ заявил, что утверждения Хиллари Клинтон о российской оккупацией территории Грузии, абсолютно необоснованны. В министерстве отметили, что на территории Грузии нет ни одного российского военнослужащего.

“Как это?”, - удивится любой знающий ситуацию человек. А вот так! “В регионе есть российские военные контингенты, но они находятся на территориях Абхазии и Южной Осетии, отделившихся от Грузии в результате развязанной режимом Саакашвили агрессии”, - объясняет МИД Российской Федерации.

Еще проще и вызывающе высказался об оккупированных территориях Владимир Путин. “Кто-то считает, что она (территория) оккупирована, а кто-то считает, что она освобождена. Это предмет диалога между народами Грузии и Южной Осетии. Нужно вести этот диалог, не ссылаясь на третьи стороны. Мы эту войну не начинали, ответ должен нести тот, кто начал эту войну”, - заявил премьер-министр.

Итак, это всего лишь вопрос дефиниций. Вопрос только в том, как это называть – оккупацией или освобождением. Естественно, что такой “незначительный” вопрос следует обсуждать в узком кругу, не прибегая к помощи третьих стран. Именно так, как с пацанской простотой призывают выйти вдвоем и поговорить по-мужски, так призвал и Путин решать конфликт без помощи США.

“Не нужно искать решение на стороне. Нужно вести диалог, не ссылаясь на третьи стороны”, - сказал Путин в минувший понедельник в Москве в ответ на просьбу грузинских журналистов прокомментировать заявление Хиллари Клинтон о том, что Вашингтон будет добиваться деоккупации грузинских территорий.

И с залихватской веселостью первого парня на деревне, он процитировал строчку из “Интернационала”: “Никто не даст нам избавленья - ни Бог, ни царь и ни герой.”

Вряд ли попытки Москвы убедить Тбилиси, что обращение к международному сообществу бессмысленны, кого-то в чем-то убедили. Да, может быть, и не в этом состояла задача. Может быть, единственное, что требовалось, это изобразить спокойствие, уверенность и веселую беззаботность в то самое время, когда практически все мировое сообщество осуждает российскую политику в отношении Грузии.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG