Accessibility links

СУХУМИ---После войны 1992-1993 годов в Абхазии почти перестали, в отличие от предыдущего периода, вызывать интерес и широкое обсуждение имеющие к ней отношение публикации в тбилисских СМИ. Уже хотя бы потому, что они крайне редко оказываются в поле зрения абхазской общественности. Но в последние годы, благодаря бурному развитию Интернета, многие из этих публикаций стали доступны гражданам Абхазии.

Так получилось и с интервью председателя работающего в Тбилиси правительства Автономной Республики Абхазия Гии Барамия грузинской газете “Мтели квира”. Переведенное на русский язык и размещенное 9 июля на сайте “Кавказ онлайн”, оно вызвало в Сухуме оживленное обсуждение. Первое чувство, которым делились со мной прочитавшие его, – это оторопь от ужасающе низкого, как выясняется, уровня информированности господина Барамия. Ведь он – не простой обыватель, а грузинский чиновник высокого ранга, в должностные обязанности которого, надо понимать, входит не смутное, а доподлинное знание о происходящем в реальной Абхазии.

Между тем он объясняет корреспонденту: “По тому договору, который подписал Багапш совместно с русскими, российским гражданам дано право купить в собственность любой дом в Абхазии”.

На самом деле Сергей Багапш в нынешнем феврале заговорил в Москве о возможном в будущем изменении законодательства РА, которое позволило бы россиянам приобретать в Абхазии т.н. первичное жилье, то есть новостройки, но, услышав протесты абхазской общественности, дал понять обществу, что это действительно “сложный вопрос” и он, похоже, снят на сегодняшний день с повестки дня.

А каково было прочесть в этом интервью такое открытие: “Села Абхазии в основном разорены. Там осталось очень мало населения, более или менее есть население в Беслахуба Очамчирского района, а также местами есть и в других селах”. Остается только гадать, почему он вспомнил именно село Баслаху, хотя в Абхазии есть множество более крупных сел, и в селах у нас по-прежнему живет около двух третей населения Абхазии.

Немало удивила цифра – что в Абхазии, оказывается, осталось всего 45 тысяч абхазов. Может, он имел в виду только лиц мужского пола, спрашивали меня знакомые. Впрочем, подобная статистика для нас не внове. А вот другая цифра – вынесенная в заголовок интервью – прозвучала как полновесная сенсация: “За последние полтора года гражданство Грузии получили 500 абхазов”.

Правда, когда дело доходит до конкретики, глава правительства АРА старательно уходит от нее, если не сказать – путается в показаниях: “Примерно сотни абхазов обратились к нам за последние полтора года, большинство из них получили гражданство Грузии. Будет создана межведомственная координационная группа, где в осуществлении этого стратегического плана примет участие и правительство Абхазии”.

Всякое, конечно, бывает, тем более когда дело касается смешанных семей. После завершения боевых действий в 1993 году много абхазских женщин покинуло Абхазию со своими мужьями-грузинами и детьми, и никто их не осуждал. Многие потом вернулись – кто с детьми, кто без них, некоторых знаю лично. Некоторые семьи вссоединяются и поныне. Но чтобы пятьсот “абхазов” убежало за полтора года из Абхазии в Грузию? Мы в Абхазии живем в маленьком замкнутом обществе, и о подобных случаях сразу становится всем известно, но ничего подобного окружающие меня не слышали. И вряд ли стоит сомневаться, что грузинская пресса сразу живописала бы подробности “ужасной жизни в Абхазии” со слов несчастных перебежчиков. Но молчит грузинская пресса по этому поводу, проходит мимо такой сногсшибательной темы. Не хотят подставлять родственников, оставшихся в Абхазии? Все пятьсот бежавших? Или они – блеф, плод воображения Гии Барамия, которого, возможно, вдохновило недавнее сопоставление Михаилом Саакашвили грузино-абхазской границы с Берлинской стеной?

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG