Accessibility links

Абхазия – родина долгожителей


Сейчас, вполне возможно, по числу долгожителей на душу населения Абхазию обогнали другие страны… Что ж, будем наверстывать!

Сейчас, вполне возможно, по числу долгожителей на душу населения Абхазию обогнали другие страны… Что ж, будем наверстывать!

СУХУМИ--Среди брендов Абхазии советского времени одним из бесспорных было долгожительство. В республику часто приезжали ученые-геронтологи со всего света, выходили книги, в которых исследовался феномена долгожительства, журналисты и писатели тоже были охочи до описания жизни абхазских старцев.

Можно, к примеру, вспомнить посещение в 1946 году известным английским писателем Джоном Пристли жившего в селе Тамыш крестьянина Ашхангерия Бжания, которому в ту пору, незадолго до его смерти, было, как считалось, 147 лет. Как описывал в своей популярной новелле присутствовавший при их встрече абхазский писатель Михаил Лакербай, Ашхангерий резво спустился с огромного грецкого ореха, где собирал виноград, лоза которого обвивала дерево, и уже в своем доме засыпал Джона Пристли шутками и притчами. Среди них была, например, такая: «Каково расстояние между правдой и ложью? Четыре пальца – как между глазом и ухом. Ибо то, что видишь глазами – правда, а то, что слышишь, часто бывает ложью». Впрочем, год рождения Ашхангерия Бжания – 1799-й, конечно, не был документирован, его, как мне кажется, вполне мог придумать какой-нибудь заезжий журналист, «привязав» к дате рождения Пушкина. Но то, что ему было много больше ста, – бесспорно, это, в частности, подтверждают удлиненные мочки ушей на его сохранившихся фотопортретах; данная деталь чем-то напоминает мне годовые кольца деревьев.

Самому мне довелось пообщаться с другим долгожителем из этого села и своим дальним родственником – Кутой Зантария. Когда мы с моим отцом, выходцем из Тамыша, зашли к нему в гости, мне было лет пятнадцать, а Куте – 127. В отличие от Ашхангерия, он вел уже, в основном, постельный образ жизни, тем не менее с удовольствием выпил с нами по афырджану чачи – стаканчику виноградной водки. Что касается Ашхангерия, то мне довелось немало общаться с его сыном, несколько десятилетий проработавшим директором тамышской средней школы, и тот как-то сказал, что его отец впервые женился в 55 лет, и тогда, мол, старики качали головой: поспешил, конечно, немного… Последнее было, разумеется, шуткой, но позднее, когда я сам поздно женился – а это явление в Абхазии распространенное, стал ссылаться на пример Ашхангерия. Хотя вряд ли, конечно, это поможет мне дотянуть до 140…

Демографы подсчитали, что если в целом в СССР на десять тысяч человек приходился один, достигший ста лет, то в Абхазии таких было пятеро. Исследователи сходились во мнении, что долголетию абхазских стариков и старушек способствовали рацион питания, в котором было много молочных продуктов, спокойная размеренная сельская жизнь, зачастую – горный воздух, забота и уважение, которыми они окружены в семье и обществе.

В Абхазии был создан и несколько десятилетий функционировал единственный, насколько знаю, в мире этнографический ансамбль долгожителей, гордостью которого был хор столетних стариков. В конце 80-х я подружился с одним из участников этого ансамбля – жителем Очамчыры. Ему было не так уж много лет – около 80-ти, но это была очень колоритная личность. Он любил приезжать в Сухум зимой в бурке, папахе, с шашкой и старинным пистолетом со сбитым бойком и прогуливаться по набережной, привлекая внимание туристов, особенно – туристок.

Но в два последних десятилетия наши долгожители куда-то исчезли. Прежние, понятное дело, умерли, а вот о новых – которым было бы хотя б сто – сто десять лет, не было ни слуху ни духу. Поломав голову теперь уже над этим феноменом, я пришел к следующим выводам.
Первое. Уменьшение числа долгожителей в Абхазии – это объективная реальность. Исходя из собранных мной статданных, сегодня в республике проживает около 400 человек старше 90 лет и около 40 – старше ста. То есть на десять тысяч жителей приходится лишь двое столетних – в два с лишним раза меньше, чем в советские времена.

Второе. Если спросить о причинах этого явления, что называется, у первого встречного, то чаще всего начинают говорить: пища, мол, сегодня уже не та, много «химии»… Но я думаю, что это скорее из области мифотворчества. На самом деле почти все нынешние долгожители Абхазии, среди которых две трети – абхазы, живут в сельской местности, где рацион практически не изменился, преобладает все натуральное. А вот психологические стрессы, связанные с войной, гибелью родных и близких, политическими катаклизмами, экономические лишения – это явно имело место. И вообще в силу многих причин снижение продолжительности жизни характерно для всего постсоветского пространства, и в Абхазии эти причины наверняка оказали свое влияние. Примечательно также, что почти 90 процентов долгожителей, то есть лиц старше 90 лет, в сегодняшней Абхазии составляют женщины. А среди столетних их и вовсе 95 процентов.

Третье. Скорее всего, число долгожителей и число их лет в советскую эпоху завышалось. Делалось это и из пропагандистско-идеологических целей, для поддержания бренда, и потому, что документальных подтверждений у них не требовали, они их просто не могли представить.

Четвертое. Как видим, и нынче в Абхазии немало долгожителей. Но они на время выпали из поля общественного зрения, перестали быть предметом интереса СМИ. Для зарубежья Абхазия надолго стала местом, где стреляют, а не страной долгожителей. Потому и возникло ощущение, что их не стало. Но вот год назад газета «Эхо Абхазии» рассказала о 117-летней Раисе Арсалия из села Дурипш, внучку которой Эльвиру Арсалия, художника по костюмам, хорошо знают в Абхазии. А в недавнем, 29-м, номере московского еженедельника «Мир новостей» целый разворот был посвящен описанию встреч корреспондентки издания с долгожителями, точнее – долгожительницами сел Очамчырского района Абхазии. Среди них была и 110-летняя.

Отдельные выдающиеся долгожители, имена которых занесены в книгу рекордов Гиннесса, встречались и встречаются в самых разных странах земного шара. Но Абхазия в ряду немногих уголков мира привлекала внимание тем, что здесь это было распространенным явлением. Сейчас, вполне возможно, по числу долгожителей на душу населения нас обогнали и Япония, и Швеция… Что ж, будем наверстывать!
XS
SM
MD
LG