Accessibility links

Старая риторика в новой интерпретации?


Грузинский президент Михаил Саакашвили говорит о том, что Россия вновь угрожает

Грузинский президент Михаил Саакашвили говорит о том, что Россия вновь угрожает

ПРАГА---Андрей Бабицкий: У нас на линии прямого эфира из Греции российский военный эксперт Александр Гольц и из Праги военный эксперт, сотрудник грузинской службы Радио Свобода Коба Ликликадзе. Сегодня Михаил Саакашвили сделал ряд заявлений. Мне в них довольно сложно разобраться. Давайте последуем за извилистым ходом военно-патриотической мысли грузинского лидера и попытаемся понять, что же он все таки имел в виду. В последнее время ряд грузинских официальных лиц говорило о том, что со стороны России никакой военной угрозы для Грузии не существует. Россия выполнила поставленные задачи- аннексировала часть грузинских территорий. Так это звучит в интерпретации грузинских чиновников. Вдруг сегодня вновь грузинский президент говорит о том, что Россия угрожает. Я процитирую точно его слова: “Уже ясно, что в абсолютно ни одну норму не садится та сила, с которой мы имеем дело. И она захочет продвинуться вперед.” Коба, я что-то пропустил? Или снова меняется военная доктрина Грузии и она снова ожидает нападения со стороны России?

Коба Ликликадзе: Я не думаю, что что-то меняется радикально. Оно уже изменилось. Эта риторика для меня не нова. Потому что гораздо воинственее звучал Саакашвили в конце прошлого года, 26 декабря, когда он посетил новое здание национальной гвардии и сказал, что каждый мужчина, и если понадобится женщина, долджны встать в ряды обороны Грузии. Сейчас мне показалось, что он был более сдержан. Он говорил, что каждое село должно себя защищать. И в этом ракурсе он обратил внимание на новую концепцию подготовки резерва. Я подчеркну, что Саакашвили находится в сложной ситуации. Он может в корне изменить свою риторику, говорить более мягко, более миролюбиво, хотя это не звучит угрожающе, так как Саакашвили все таки говорит о защите территории Грузии, а не о нападении. То что может быть новая дополнительная информация у верховного главнокомандующего, которую мы можем не знать, это я тоже допускаю. С другой стороны, не будем забывать, что это какое-то клише и всем надоело об этом говорить, что от столицы всего
Коба Ликликадзе
несколько десятков километров стоят российские войска, которые усиливают свои позиции.

Андрей Бабицкий: Это все понятно. Тем не менее, довольно сложно себе представить, что действительно сегодня имелись задачи, которые российская армия выполняла бы в Грузии. За исключением одной единственной-отстранение Сакашвили от власти. Это единственное, но по-моему сегодня Кремль такой задачи не ставит. Александр, возможны эти угрозы, о которых говорит Михаил Саакашвили, этот страх который он наводит на население. Они под собой имеют почву?

Александр Гольц: Проблема в том, что мы все, военные и не военные аналитики, имеем инструментарий рациональный. Штука в том, что все участники вот этого процесса в Грузии действуют иррационально. Иррационально действовал Саакашвили в 2008 году. Иррационально действовала Россия, признавая Южную Осетию и Абхазию. Сегодня нет никаких причин для того, чтобы подозревать Россию в намерении совершить нападение на Грузию. Но на сто процентов я ничего не могу сказать, поскольку мы имеем дело с людьми, действующими иррационально, которые не руководствуются разумом.

Андрей Бабицкий: С обеих сторон?

Александр Гольц: Абсолютно. Путин действует, руководствуясь эмоциями. Он лично не любит Саакашвили, он лично поставил задачу любыми путями воспретить Грузии вступить в НАТО. И он добился этой задачи. Столь же иррационален Михаил Саакашвили, который придумал блицкриг в Южной Осетии, который провалился, и который открыл дорогу всем тем событиям, которые мы
Александр Гольц
наблюдаем.

Андрей Бабицкий: Коба, вы упомянули о словах Саакашвили о том, что во всех населенных пунктах должны быть небольшие группы по подготовке и необходимое для этого оружие. Я хотел бы понять эффективность народного ополчения, которое создает своей риторикой Саакашвили. Я работал в Чечне. Там народное ополчение было довольно эффективно. Но мне представляется, что в Грузии довольно другая ситуация. Недавно NDI провел опрос и по итогам выяснилось, что большинство населения Грузии выступают за улучшение отношений с Россией. Есть то население, к которому обращался Саакашвили, которое готово поджечь землю под ногами “оккупанта”?

Коба Ликликадзе: На это вопрос точно ответит первый всеобщий призыв в резерв, который по поправкам в парламент уже принят как закон. И с сентября в Грузии будет первый обязательный резерв собираться.

Андрей Бабицкий: А ваше ощущение?

Коба Ликликадзе: Я думаю, что эта риторика напрасна. Если уж было время, когда земля под ногами оккупантов должна была гореть, то это было два года назад. Мы видели, что резерв был неподготовлен. Грузинские военные сдавали позиции за позициями, и не было задействовано никакой резервной системы. Время было упущено. Сейчас если не дай Бог начнутся военные действия, это уже будут городские бои. Сейчас уже российским военным добиться цели будет гораздо проще, потому что они могут разрезать Грузию на центральной магистрали вблизи Ахалгори. Я думаю, что это просто риторика.
XS
SM
MD
LG