Accessibility links

Олег Басилашвили: Что бы ни происходило, мы всегда будем вместе


Олег Басилашвили

Олег Басилашвили

ПРАГА---Гость недели - выдающийся артист, лауреат многочисленных премий Олег Басилашвили. В Грузии у Олега Валерьяновича по-прежнему живут близкие родственники. Нынешним летом он смог посетить их.

Олег Басилашвили: Живу и работаю в России, в Санкт-Петербурге, одновременно играю спектакли еще и в Москве, и не только спектакли, но и концерты. Последний раз я был в Грузии пять лет назад. Потом в нынешнее время цена на билеты очень высокая, и лететь довольно сложно. Потому что когда я летел сейчас, этот перелет через Киев, очень тяжело. Тем более в моем возрасте. Но я очень рад, что побывал в Грузии, я ее очень люблю.

Кети Бочоришвили: Вы говорите, что очень тяжело, нет прямых рейсов...

Олег Басилашвили: Я думаю, к моему мнению присоединяться все здравомыслящие люди. Кому от этого хуже? Только тем людям, которые любят Россию и Грузию, налаживают связи. Для чего нам их рвать? Нам трудно общаться стало. Мне кажется, решение по поводу отсутствия связи, транспортной, авиасвязи, глубоко порочно.

Кети Бочоришвили: Это происходит вследствие той политики, которые ведут наши страны между собой.

Олег Басилашвили: Я об этом и говорю. Паны дерутся, а у холопов чубы летят. Вот, мы холопья, у нас летят чубы. Например, целебный напиток боржоми, у нас его нет. Почему нет? Грузия вышла по продаже боржоми на мировой рынок. Это эмбарго на ввоз боржоми и грузинского вина только помогло Грузии выходить на европейский и мировой рынок. Во-первых, это глупо, во-вторых, российские граждане лишаются того, к чему всегда привыкли.

Кети Бочоришвили: А вы любите боржоми, грузинское вино?

Олег Басилашвили: Очень люблю, я получил большое удовольствие в деревне Карби Горийского района, я там был как раз недавно, и пил замечательное вино. Я не знаю, как оно называется, там было красное и белое, я красное пил. Очень хорошее, замечательное вино.

Кети Бочоришвили: Олег Валерьянович, как вас встретили ваши родственники, кто они?

Олег Басилашвили: Мои родственники, конечно, встретили меня очень хорошо, я был очень рад их всех видеть. У меня там двоюродная сестра Лиана, она преподает русский язык в одной из школ, сын ее, мой племянник, Тенгиз, работал долгое время на почте, сейчас не работает, болен просто. Потом еще одна двоюродная сестра Инночка, у нее есть дочка Наташа, у дочки есть дети Настя и Женя. Очень милые, хорошие люди.

Кети Бочоришвили: А вы раньше общались?

Олег Басилашвили: Ну конечно! Мы общались, начиная с 41-го года.

Кети Бочоришвили: Просто была информация о тот, что вы 33 года не были в Грузии и не знали своих родственников.

Олег Басилашвили: Эти информации, это все перевернуто. Я приехал в Грузию с телевизионной передачей, которая называется «Моя родословная». Я воспользовался их предложением участвовать в передаче, чтобы узнать судьбу моего брата по отцу. Это мой сводный брат Георгий Валерьянович Басилашвили, который в 41 году окончил Сухумское артиллеристское училище и пошел на фронт артиллеристом. И в 43 году пропал без вести, он был ранен, а дальше ничего не известно. В архивах смотрели и так далее, увидел, что он, оказывается, я об этом не знал, в Харькове попал в окружение в 42 году, вышел сам из этого окружения, и после того, как пришел в Красную армию опять, стал командиром артиллерийского дивизиона. Вот, собственно, и все, больше ничего. Я ради этого и приехал в Тбилиси. Ну и, естественно, воспользовавшись этой передачей, чтобы повидать своих близких людей.

Кети Бочоришвили: Олег Валерьянович, какие у вас впечатления от Грузии, какой вы ее находите?

Олег Басилашвили: Я был в Грузии много раз после распада Советского Союза. Первый раз, когда я приехал после распада, на меня произвело это жуткое впечатление. Электричества нет, тепла нет, гостиница «Иверия», все – сплошные беженцы из Абхазии, улицы не убирают, денег фактически нет и продуктов тоже. А вот сейчас разительная перемена. Разительная! Город Тбилиси очень чистый, видно, что это столичный город. Я ехал из Тбилиси в Гори – дорога просто европейского стандарта. ГИБДД или ГАИ никаких взяток не берет. Если нарушаешь правила, тебя вызывают в суд, и там уже решаешь свои проблемы. Патрульная полиция – это очень необычно для нас. У нас они стоят по углам, в кустах сидят ночами и днями, чтоб только схватить кого-нибудь и содрать с него сумму денег, положив себе в карман. В Грузии этого нет. Мне очень жаль, что закрыли центральный рынок. Я очень любил центральный рынок. Он такой своеобразный, от старого Тбилиси там что-то оставалось. Эти груды зелени, помидоры, красное, зеленое, синее, желтое, эти лампочки электрические под потолком... Яркие одежды продавцов. Сейчас этого нет, к сожалению. Ну думаю, в другом месте, наверное, будет.

Кети Бочоришвили: А люди доброжелательны или, может быть, озлоблены?

Олег Басилашвили: Я думал, что после событий в Южной Осетии отношение к русским изменится. Я этого не испытал. Всюду, с кем бы я ни говорил, кто бы со мной ни встречался, все радушно принимают тебя как гостя и очень рады тебя видеть. Это произвело на меня гигантское впечатление. Например, деревня Карби, родина моего отца, там в результате военных действий несколько домов разрушено, и погибло несколько человек во время артиллерийского ночного налета. Мне никто об этом слова ни сказал! Наоборот, был сооружен стол, застолье, говорили хорошие речи – как всегда.

Кети Бочоришвили: Про войну не вспоминали?

Олег Басилашвили: Нет, не вспоминали, а когда спрашивал, неохотно об этом говорили, понимая, что могут поставить меня в неловкое положение. Так что внутренняя интеллигентность грузинского крестьянина остается прежней.

Кети Бочоришвили: Что вы все-таки думаете о будущем, Олег Валерьянович?

Олег Басилашвили: Я твердо убежден в одном: Россия и Грузия связаны неразрывными путами друг с другом. Я уж не говорю о том, что две православные страны, две культуры, которые взаимопроникли друг в друга. Грузинская культура проникла в русскую, обогатила ее, а русская в свою очередь обогатила грузинскую и тоже стала частью грузинской культуры. Поэтому, на мой взгляд, что бы ни происходило, мы всегда будем вместе. Это не значит, что у нас будет одно государство, это решать не нам. Мы будем всегда вместе, и нашему единству, по-моему, никто не сможет помешать.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG