Accessibility links

Игорь Иртеньев: "Грузия - страна, которую я люблю с детства"


Игорь Иртеньев

Игорь Иртеньев

ПРАГА -- Вчера в нашей программе рассуждал о проблемах Кавказского региона известный артист Армен Джигарханян. Сегодня мы предложили ответить на несколько вопросов российскому поэту Игорю Иртеньеву. Он только недавно вернулся из нашего региона.

Олег Кусов: Недавно премьер России Владимир Путин в Кисловодске много говорил о туристическом будущем Северного Кавказа. Причем именно республик Северного Кавказа, а не Кавказских Минеральных Вод, где комплекс уже давно налажен и работает. А вас он убедил, появилось желание поехать на Кавказ?

Игорь Иртеньев: Вы имеете в виду российский Кавказ?

Олег Кусов: Чисто российский.

Игорь Иртеньев: Да нет. Не могу сказать, что меня туда особенно тянуло. И если речь идет о горных лыжах, я, правда, сам не горный лыжник, но жена моя увлекается этим достаточно серьезно. В Грузии удалось, где у нас есть квартира, которую мы специально купили на этот предмет, быть поближе к подъемнику, там условия гораздо лучше. Кавказские горы не очень предназначены, по крайней мере по сравнению с Альпами, для занятий горными лыжами. На те же деньги, с куда меньшим риском, можно съездить в Альпы. Так что я думаю, перспективы развития в горнолыжном направлении российского Кавказа мне представляются крайне сомнительными.

Олег Кусов:
А как вы считаете, почему вдруг премьер России заговорил о туристическом отдыхе на Кавказе?

Игорь Иртеньев:
Вероятно, он считает, этот регион надо обустраивать, вводить в какое-то цивилизованное русло. Это вообще, по-моему, такой чемодан без ручки – весь этот российский Кавказ. Достаточно высокой степени риск. Потому что все время, по ленте новостей, что-то случается. Кстати говоря, моя дочка ездила в прошлом году - она студентка, в театральном учится – с однокурсницей в Кабардино-Балкарию. Казалось бы, спокойный регион. Но я все равно дергался, хотя не мог ей запретить, но, по крайней мере, было неспокойно на сердце. Но она действительно нормально туда съездила и вернулась в полном восторге, а ровно через пять дней выяснилось, что в том месте, где они были, напали то ли на шведских, то ли на других каких-то туристов, избили, ограбили. Я думаю, что практически на всем Северном Кавказе ситуация примерно такая.

Олег Кусов: Вы сказали, что бываете в Грузии. Вы, получается, нехарактерный россиянин. Россияне ведь сегодня боятся ездить в Грузию...

Игорь Иртеньев: Нет, я совсем не боюсь, у меня там масса друзей, бываю где-то раз или два в год в Тбилиси. Ну там просто принципиально иная ситуация в Грузии. В смысле безопасности, чисто бытовых дел. Стремительно развивающаяся страна.

Олег Кусов: А вас не удивляет, что, как вы говорите, в Грузии ситуация улучшается, но в то же время там есть гораздо больше недовольных, чем даже на улицах Москвы? Там много оппозиционеров, большие митинги против власти...

Игорь Иртеньев: Это просто вопрос политической культуры, там не гнобят оппозицию, как в России. По демократическому пути она пошла гораздо дальше, чем Россия.

Олег Кусов: А неужели там нет никаких проблем?

Игорь Иртеньев:
Проблемы есть везде. Проблемы есть и у вас в Праге. Да, там есть люди, недовольные режимом. И, кстати, режим не идеальный, я не могу сказать это. Опять же, это не Финляндия и не Швеция. Все равно это вполне демократическая страна, президента которой, как показали последние выборы, поддерживает порядка 60% населения. Это не так уж мало.

Олег Кусов: Как вы считаете, удастся ли в обозримом будущем вернуть территории Абхазии, Южной Осетии в состав этой страны, или они уже оторваны надолго?

Игорь Иртеньев:
Я думаю, что они оторваны надолго, если не навсегда, то очень надолго. Что может изменить эту ситуацию? Кардинальная смена курса российского руководства, во что слабо верится. Невероятный и абсолютный жизненный подъем в Грузии, колоссальный экономический спад на территориях... Тоже не знаю, насколько это реально. Я думаю, это очень долгая история. Никто не признает, конечно. Ну они будут в статусе Северного Кипра существовать. Видимо, в дипломатическом статусе. Три-четыре страны, может, еще какой-нибудь «Коралловый риф» признает. Де-факто они будут существовать, де-юре у них крайне зыбкая перспектива.

Олег Кусов: Игорь, назовите, пожалуйста, ваше любимое место на Кавказе.

Игорь Иртеньев:
Грузия. Это страна, которую я люблю с детства. В самой Грузии это, наверно, Тбилиси, и Кахетия, и Сванетия. Грузия сказочная абсолютно страна.

Олег Кусов: Какое ваше любимое место в Тбилиси?

Игорь Иртеньев: Шарден – такой восстановленный центр сейчас. Типа московского Арбата, такая туристическая зона, где кафе, столики стоят на улицах, галерейки, сувенирные лавочки. Еще вокруг Сухого моста, где художники кучкуются. Вообще Тбилиси – прекрасный город. На глазах он восстанавливается, за семь лет, когда я первый раз после войны побывал, представлял руины абсолютные, сейчас он, конечно, восстановлен. Но все равно там есть что делать. Надеюсь, все это будет.

Олег Кусов: Вас не собираются издавать в Тбилиси? В 60-х годах Евтушенко, Вознесенский спасались там. И сейчас в России тоже не очень благоприятное время.

Игорь Иртеньев: Видите ли, я вам честно скажу, я не испытываю особых проблем с изданием своих книг. Не могу сказать, что меня железная рука КГБ схватила за горло. Следующая книжка у меня выходит осенью. Так что следовать по стопам шестидесятников у меня нет нужды. Кроме того, сейчас и в Тбилиси выходит сборник современных российских поэтов, где в том числе есть и мои стихи. Такая антология выходит.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG