Accessibility links

В Грузии вышла новая песня об Абхазии


В новой песне исполнители обращаются к Абхазии не просто как к территории, а как к живому существу

В новой песне исполнители обращаются к Абхазии не просто как к территории, а как к живому существу

ТБИЛИСИ---Ко дню годовщины начала августовской войны в Грузии сняли новый видеоклип с песней об Абхазии.

В ней поется о грусти, которую грузинское население испытывает по Абхазии.

В предыдущие годы подобные песни уже создавались. И как отмечают грузинские наблюдатели, их содержание во многом отражает ту политику, которую грузинское руководство пытается продвинуть в отношении Абхазии.

В новой песне исполнители обращаются к Абхазии не просто как к территории, а как к живому существу.

Они поют, что соскучились по биению сердца Абхазии, по ее облику, детской колыбели. И просят бога вернуть братские отношения, любовь, море и землю.

Автор слов и музыки Нино Сургуладзе. Она известная грузинская исполнительница. Последние десять лет Сургуладзе поет на оперных сценах Италии.

Как рассказывает Нино, с Абхазией у нее нет родственных связей. Бывала она там только в детстве на съемках фильма.

Идея написать песню про Абхазию для нее самой была довольно неожиданной. Нино рассказывает, что давно уже считает, что возвращение прежних отношений возможно только с помощью любви и тепла. Сейчас, по ее словам, пришло время об этом рассказать.

“Как-то надо к этому возвращаться по другому. Правда, с открытыми руками, типа как объятия, с любовью. Показать, что, правда, это наше отношение ко всему этому. И что мы думаем об этом, и что это никогда не уходит”,- сказала Нино Сургуладзе.

Подготовка песни и съемки видеоклипа заняли всего один месяц.

В видеоклипе ребенок вместе с пожилым мужчиной перевязывает надломившуюся виноградную лозу. В конце клипа маленькая девочка
Если они хотят проводить идеологическую работу, то надо это делать грамотно. Нужно делать это в рамках политического образования
оставляет ленточку на дереве в Абхазии, чтобы потом туда вернуться.

Этот клип уже третий день каждый час повторяют все национальные телеканалы.

Появление этой песни сразу же связали с государственной политикой, которую последние несколько месяцев пытается продвигать грузинское правительство - это налаживание мирных отношений с Абхазией.

Это и стратегия в отношении конфликтных регионов, и некоторые заявления грузинских политиков.

Социолог и профессор интитута Ильи Гига Зедания говорит, что появление новой песни об Абхазии - это продолжение тенденции последних лет, когда правительство за счет песен пытается продвинуть свою идеологию.

“Если они хотят проводить идеологическую работу, то надо это делать грамотно. Нужно делать это в рамках политического образования, как это делается в Европе. Зачем снимать эти клипы – я вообще ума не приложу, если честно. Кому? Для кого? Зачем? Если нужно сказать, что политика изменилась, то это и так понятно - они разработали эту новую стратегию, там написано, что да, мирное урегулирование, и все такое. Зачем еще клипы снимать – я не понимаю”,- говорит Зедания.

Несколько лет назад с правительственной идеологией связали песню “Вода Псоу” в исполнении Нини Бадурашвили.

Выход этой песни совпал по времени с наращиванием военной мощи, а также с первыми заявлениями постреволюционного правительства Грузии, что военный путь возвращения Абхазии не исключается.

Как клип, так и саму песню сразу же раскритиковали. Он на какое-то время пропал с экранов национальных телеканалов.

Настоящим хитом в Грузии стала другая песня “Здравствуй, моя Абхазия!”. В клипе на эту песню все возвращаются в Абхазию.

Песня стала настолько популярна, что ее почти не критиковали. Говорили, что в видеоклипе так и осталось непонятным в какую Абхазию все возвращаются и кто их там встречает.

Как многие позже отмечали, симптоматичным стало то, что через несколько месяцев после выхода этого клипа началась августовская
Как-то надо к этому возвращаться по другому. Правда, с открытыми руками, типа как объятия, с любовью
война.

Эксперт в вопросах психологии Джана Джавахишвили говорит, что такие песни становятся популярными за счет сохраняющегося чувства обиды и страха, с которым грузинское общество не может справится уже почти 20 лет.

По словам Джавахишвили, подобные психологические травмы легко использовать при продвижении идеологии, и правительства разных стран часто обращаются к подобным “болячкам” для создания нового подхода к истории или подготовки общества к изменениям.

“Если есть образ врага, если есть ощущение, что ты жертва – это те феномены, которое общество должно стараться преодолевать и быть самодостаточным, чтобы оно не было легко манипулируемым. А то и извне, и изнутри ты легко манипулируем”,- говорит Джана Джавахишвили.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG